В условиях отсутствия инновационных приоритетов рынок жилья может стать рискованной точкой приложения капиталов для бизнеса и инвесторов


Сектор недвижимости – капля воды, в которой отражается не только экономика, но и горькая история Украины и даже, без преувеличения, – СНГ.

Только наивный считает, что цены на жилье сегодня поднимаются теми, кто желает улучшить свои жилищные условия. Конечно, не без того, но бурное повышение спроса на жилье и, соответственно, рост цен на него вызван тем фактором, что рынок жилья стал точкой приложения инвестиционного капитала, с одной стороны, и инструмента сбережений доходов и физических, и юридических лиц, с другой.

А это, в свою очередь, говорит о том, что слишком бурное развитие рынка недвижимости сигнализирует об отсутствии в стране действительно мощных инновационных процессов, которые не только бы поглощали инвестируемые капиталы с прибылью, превышающей рассматриваемую, но и предоставляли инвестору альтернативу вложений, позволяющую надеяться на уверенный рост в будущем. В отсутствие инновационных секторов экономики переливы капиталов в любой другой сектор представляют угрозу повышения рисков для всех участников, где последняя волна «активистов», почти аналогично, как в финансовой пирамиде, может оплатить доходы всех предыдущих – принцип «мыльного пузыря».

Комментарий
1. Мы все еще пожинаем плоды большевистской идеологии, нанесшей сокрушительный удар рыночному образу мышления и соответствующему поведению предпринимателя. Речь идет о маржинализме – основе природы рынков. В экономике его открытие получило название маржиналистской революции, после чего такой чести удостаивались лишь немногие (например, кейнсианская революция в 1936 г., из чего и родилась новая наука «макроэкономика»). Бьюсь об заклад, не все политики, чиновники и даже бизнесмены слышали такое «чудное» слово («маржинализм»). А согласно законам маржинализма, каждая новая единица капитала, добавляемая к традиционному капиталу, снижает производительность последнего.

Именно это обстоятельство снижения (не всего, а…) каждой последующей единицы традиционного капитала является причиной кажущегося роста, а на самом деле упадка капитала в свободных экономических зонах, территориях приоритетного развития, технопарках и т.д. (Валовые накопления и валовые доходы растут, что маскирует фактическое падение доходов от добавляемой единицы капитала). Это свойство маржинализма традиционного капитала стало причиной экономического краха многих цивилизаций, коварно подкрадывающегося и к бизнесмену, и к стране, усыпленных видимым ростом валовых доходов от капитала, но уже капитала, пораженного болезнью низкой предельной доходности, едва перекрывающей его предельные издержки. Таким образом, маржинализм – достаточно весомый аргумент, чтобы не игнорировать риски снижения доходов, которые он несет экономической и даже политической безопасности страны, пораженной недугом отсутствия инноваций.

Не понимая, что происходит, «бедный» бизнесмен начинает метаться в поисках источников доходов и, не находя их, вынужден бороться с издержками. В ход идет все, что попадет под руку – в первую очередь зарплата нанятых работников. И вот здесь бизнес попадает, если выражаться шахматной терминологией, в цугцванг – каждый последующий ход заранее предопределен логикой естественного процесса, и если не принять во время мер (созданию системной инновации), приводит к поражению. Снижение заработной платы, если этот процесс исподволь начался в масштабах национальной экономики, вызывает снижение доходов населения – нарушаются фундаментальные универсальные пропорции, отраженные в золотой пропорции между трудом и капиталом. В свою очередь это сужает потребление (доходов меньше – покупок меньше) и приводит к регрессу экономики.

Недостающее до универсальных пропорций внутреннее потребление бизнесмены стремятся компенсировать внешним потреблением, что приводит к лоббированию внешнеэкономических стимулов. Как только на это правительство пойдет, ловушка цугцванга захлопнулась – экономического кризиса через обесценивание традиционного капитала без инновации избежать становится трудно, чаще всего практически невозможно.

Как показал опыт развития мировой цивилизации и мировой экономической мысли, только инновация обеспечивает экономический рост в долгосрочной перспективе, а значит и прирост реальных доходов от вложенных капиталов. Все иные меры эти доходы съедают, перераспределяют, снижают (разве только насильственное отторжение собственности, почему «иные меры» часто вызывают риски военных конфликтов, особенно если возникают ошибки в стратегиях сильных стран).

Рост численности населения, рост номинальных и реальных доходов населения также может выступить мощным фактором экономического роста, но этот фактор имеет свой предел. Соответственно и накопление капитала может выступать источником экономически мощного роста, но и этот фактор роста имеет свой предел – границу, где предельные издержки на единицу капитала начинают превышать предельные доходы от этой же единицы капитала.

А отсюда диктуется однозначный вывод: любые капиталовложения, кроме инновационных, в долгосрочной перспективе приводят к поражению в экономической гонке. И только маржинальные механизмы могут и должны выполнять уникальную роль первичных индикаторов инновационного вектора – в конечном итоге только под воздействием инновации отмечается рост доходов от каждой вложенной единицы капитала.

Таким образом, сравняв с землей маржинализм, большевики однозначно обрекли свою экономику на поражение в долговременном периоде. И если мы не уделим этому вопросу (и инновациям) достаточного внимания сегодня, нас также могут ожидать риски серьезных потерь потоков доходов в будущем. И бизнес, и правительство должны учесть и нивелировать эти риски, а наш долг - предупредить их об этом.

Как убедительный пример выступает опыт Китая, который еще в конце 60-х возродил в очагах экономического роста маржинальные механизмы, пускай не в названиях, но по существу (за что в бывшем СССР их начали называть «предателями» социалистической идеологии). Теперешние судьбы Китая и СССР должны стать убедительным наглядным пособием о возможностях грозной силы, способной как сломать могучую цивилизацию, так и быстро поднять страну с огромной численностью населения.

Отсюда следующий вывод: в отсутствие точек маржинального роста доходности инновационного капитала, свободный, несвязанный капитал, подвижный как ртуть, будет искать иные выгодные точки приложения. Появление этих точек отвечает вполне определенному алгоритму (обращайтесь – обсудим) одному – для сценариев с идеальной инновационной стратегией, и другому (тоже определенному) – в случае отсутствия такой стратегии. В данном случае рост чрезмерной активности в секторе недвижимости является индикатором действия второго алгоритма.

2. Только сбережения населения в любой национальной экономике являются источником финансирования инвестиций (здесь: инвестиции - потребления капитала) – постулат открытый Дж.М.Кейнсом. По этому поводу можно возражать, спорить, ибо есть множество нюансов, но, внимательно разобравшись в экономике процесса, легко убедиться – только население (домашние хозяйства) и второго источника в долговременном периоде не существует. (Для наших доморощенных «социалистических» политэкономов этот вывод чаще всего оказывается очень неожиданным).

Категория сбережений имеет особый эволюционный смысл. Она связана со временем. Каждый человек, который хоть единожды, нес деньги на депозит, думал о будущем (какие товары за эти деньги он в будущем купит, либо в будущем отдохнет, … либо в будущем - на «черный» день и т.д.). Это связано с тем, что Человек является открытой экономической системой, а отсюда системой, подверженной воздействию рисков. Сбережения призваны перекрывать, нивелировать эти риски будущего.

Если же появляется Инновация, для Человека будущее перестает существовать, оно наступает «сейчас!» и «немедленно!» – инновацию нужно приобрести, даже если недостаточно средств. Кто этого сделать не может – чувствует себя обездоленным. Вот почему инновация создает мощный аттрактор – силы притяжения капиталов, с одной стороны, сбережений – с другой. Но самое главное, она не только мощно втягивает капиталы, она еще и не менее мощно создает доходы для всех институциональных секторов экономики, чем отличается от традиционного капитала, который в отсутствии инновации лишь перераспределяет доходы, делая одних бедными, других - богатыми.

Но если в экономике отсутствует не только Инновация, но и надежные денежные инструменты сохранения доходов, население будет искать иные надежные инструменты и выберет наиболее надежный из всех существующих, будьте уверены. В этом - суть механизма выживания Человека, как открытой системы.

В настоящий момент таким инструментом стала недвижимость. Здесь совершенно не случайно совпадение начал всплеска активности на рынке недвижимости в Украине и в СНГ и падения курса доллара на мировых рынках 2-3 года назад. До 2002-03 гг. доллар выполнял функцию защиты доходов населения. После – недвижимость, так как ни доллар, ни золото, ни евро уже не представляли в сознании людей надежного защитника, не оправдывали их надежд в будущем из-за высокой степени неопределенности. Хотя именно по той причине, что гривна была привязанной к доллару, значительная часть сбережений осталась в этом инструменте.

Перевод доходов в недвижимость, использование ее в качестве инструмента сбережения и стали тем дополнительным источником прироста потребления на рынке жилья, которые, соединившись с естественным спросом на жилье, стимулировали появление аттрактора – канала притяжения капиталов с положительной (усиливающей) обратной связью. Механизм действия этого канала характеризуется усилением притяжения капиталов с обеих сторон – как со стороны спроса на жилье, так и со стороны его привлекательности в качестве инструмента сбережения, а лавинообразный рост цен, как результат реакции рынка запускает спекулятивные операции. Дальше – все всем известно и даже банально.

Ныне настал момент, когда естественный механизм первичного спроса на жилье уже почти угнетен высокими рыночными ценами, о чем свидетельствуют пустые окна новостроек только что построенных домов, но механизм притяжения капиталов продолжает действовать по инерции, угрожая рисками перегрева данного рынка.

В противоположность описанному сценарию, когда появляется системная инновация, она создает не менее мощный аттрактор (механизм притяжения) капиталов и сбережений, однако в отличие от описанного, инновация создает дополнительный доход, дополнительное поле прибыльности, стимулирующее все остальные рынки, чего нельзя получить от традиционного капитала. Последний, при каждом дополнительном его вложении, снижает дополнительную (маржинальную) производительность, делая, в конечном счете, цивилизацию беднее, что и происходит реально в Украине. Инновация же создает новый доход, который перераспределяется как через рынки, так и через институциональные секторы экономики: государство получает высокий дополнительный доход в бюджет, который затем расходится потоками по экономике через главных распорядителей бюджетных средств. Таким образом, традиционные секторы экономики получают тоже свою долю подпитки доходами (и сельское хозяйство, и жилищный сектор, и др.), но механизм этой подпитки кардинально иной – от роста богатства всей нации через инновацию, которая кардинально меняет всю экономику.

Риски
Наибольшую опасность для бизнеса всех категорий и национальной экономики в целом при формировании канала притяжения традиционных капиталов представляет рост цен на традиционные ресурсы.

Рост цен на традиционные ресурсы может вызвать к жизни в среднесрочной перспективе как минимум два вида рисков. Эти риски возникают всегда, когда формируется мощный аттрактор из капитала, первоисточник которого находится в традиционном секторе экономики. Им может быть то ли жилищный сектор, то ли сельскохозяйственный, то ли традиционный машиностроительный /приборостроения/ и т.п.

Первый риск – создание преграды на пути развития инновации из-за отвлечения ресурсов на рост традиционного ресурсного уклада и, как следствие, снижение привлекательности продукции в среднесрочной перспективе, ибо ресурсы (сырье материалы, трудовые ресурсы - уровень подготовки кадров) традиционного сектора не могут отвечать более высоким требованиям качества высшего технологического уклада. Понятно, каким будет отношение к продукции, созданной в результате бума в традиционном секторе. Быстрый переход на новый технологический уклад невозможен (строительство перерабатывающих заводов, строительных материалов, подготовка квалифицированных кадров и т.д. требует времени и денег) – возникает рисковое событие, экономика резко проваливается в кризис, а предпочтения потребителей после периода разочарований, переориентируется на продукцию более высокого качества (сдача позиций бизнесом без «боя»).

Второй риск – отбрасывание страны в категорию догоняющих экономик. Цены на традиционные ресурсы вызывают чрезмерную инфляцию издержек, которая через энергетический сектор, как неумолимый каток, настигает доходы населения и малого-среднего бизнеса, снижая потребление и темпы экономического роста. Возникающие в этой ситуации попытки правительства страны урегулировать вопрос, (см. реакцию правительства США регулирование вопроса с энергоносителями), выливается в конечном итоге в борьбу с доходами бизнеса данного сектора экономики. Этих проблем не возникает, если инновация добавила в экономику доходы: цены все равно растут, но доходы достаточные, чтобы их выдержать.

Поэтому выход только один – перевод потоков свободных капиталов в русло инновационного аттрактора, создающего дополнительный, инновационный доход. Здесь, в этом вопросе большую роль играют банковские институты. Заботясь об экономической безопасности своего бизнеса, они могут и выполняют положительную роль в формировании новых инновационных направлений потоков капиталов. История знает немало примеров, когда так и было. Например, история становления Ротшильдов.

Общий вывод: бурное повышение спроса на жилье в экономике Украины и других странах СНГ является индикатором отсутствия эффективно действующих инновационных точек приложения капиталов.

Однако для перехода на инновационный путь развития в Украине существует целый ряд препятствий. Не останавливаясь отдельно на этом вопросе, все-таки один аспект нужно отметить. Ни одна страна мира, которая выходила в экономические лидеры через инновационный прорыв, не обошлась без становления национальной идентичности, а также без опоры на отечественную науку. Например, когда Германия выходила в экономические лидеры в XIX ст., свой дефицит в экономических школах она компенсировала, создав новую ветвь экономической науки – экономическую историю. Отсутствие в Украине поддержки со стороны государства новых направлений науки, в свою очередь является индикатором наличия преграды на пути к инновации.

Поэтому, в завершение можно сделать еще один прогноз: в ближайшее время в Украине Эпохи Возрождения не будет. И, наоборот, с появлением признаков внимания к современной науке (здесь тоже есть инновационные и традиционные секторы) можно будет ожидать и кардинальных перемен к лучшему.

© ИЭЭ , 2005 http://iee.org.ua/ru/
© И.Макаренко http://iee.org.ua/ru/persons/
При активном участии Кузьменко В.П., и Ворончука М.М. http://iee.org.ua/ru/persons/

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Рейтинг популярности материала «В условиях отсутствия инновационных приоритетов рынок жилья может стать рискованной точкой приложения капиталов для бизнеса и инвесторов» на Finance.ua - 2.0
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua