Джон Харди: валютный рынок. Ничто не остановит сильный доллар быстрее, чем сильный доллар


Джон Харди: валютный рынок. Ничто не остановит сильный доллар быстрее, чем сильный доллар

Рынок государственных казначейских облигаций США взбудоражил инвесторов в начале октября, когда доходность по долгосрочным государственным казначейским облигациям США поднялась до новых многолетних максимумов.

Ориентир доходности по американским десятилетним облигациям ушел с отметки 3,13% в первый раз за более чем семь лет, а доходность по американским тридцатилетним государственным облигациям прошла через важную отметку 3,25% впервые с начала 2014 года, и к этому уровню она приближалась не менее четырех раз с конца 2016 года.

Маневр был вызван одновременно и выходом сильных данных по США, и тем, что глава ФРС Джером Пауэлл, неформально комментируя ставку по федеральным бондам, предположил, что она «даже не пахнет нейтральностью». Активность доллара в ответ на изменения в доходности по гособлигациям США была неоднозначной, но резкий рост ставок суверенных долговых бумаг в конце 3 квартала после сильных данных об инфляции, обусловленных ростом зарплат в августе, привел к слабому доллару на протяжении большей части сентября.

Поэтому, будет ли рост доходности по гособлигациям США и дальше давить на глобальную ликвидность доллара и, в особенности, на развивающиеся рынки, будет зависеть от намерений Китая в отношении юаня.

Так или иначе, если и ставки в США, и доллар будут дальше расти, то первое быстро приведет к негативным последствиям для американских рынков и, в итоге, для американской экономики, а совместный рост отрицательно скажется на мировой экономике в целом, в особенности на экономике тех развивающихся стран, которые имеют наибольший объем займов в долларах США, ввиду политики нулевой процентной ставки, которую ФРС вела на протяжении нескольких лет после мирового финансового кризиса.

Со своей стороны Китай заявляет, что не пойдет таким курсом. Это выглядит весьма здраво с разных точек зрения. Во-первых, сильный и стабильный юань поможет увеличить интерес к торговле в юанях, которая зависит от Китая и является ключевым компонентом китайской инициативы «Один пояс, один путь».

Во-вторых, счет текущих операций Китая практически на нуле после нескольких лет сильного профицита, поскольку потребление импортных товаров и услуг в стране – особенно энергии – растет быстрее экспорта. Ослабленная валюта, вероятно, «подточит» покупательную способность Китая в отношении основных импортируемых товаров, и это будет происходить быстрее, чем рост экспорта сможет компенсировать данное явление. Особенно если китайский экспорт «поднимется» в цепочке создания стоимости — там, где страна не участвует в ценовой конкуренции.

Нет уверенности насчет того, что будет делать Китай, но склоняюсь к тому, что страна сохранит стоимость своей валюты, и это будет ключевым фактором снижения доллара через какое-то время.

Как бы то ни было, рост доходности (что наиболее актуально для США), который также распространяется на Европу и даже Японию, является основной темой в мире, и увеличение стоимости капитала будет большим препятствием для мировых рынков активов и, в итоге, для мирового роста, поскольку это влияет на кредитный цикл, а последствия для валют развитых и развивающихся стран разнятся.

Доллар и ставки США пока могут только расти, до тех пор, пока что-то, возможно, не одно, не упадет. В третьем квартале можно было наблюдать, как многие развивающиеся рынки «прогибались» под натиском сильного доллара США и роста американских ставок, а турецкая лира и аргентинское песо потерпели полный провал, тогда как другие развивающиеся страны со слабой динамикой счета текущих операций (как Индонезия и Индия) попали под сильное давление.

Если доллар США не начнет ослабевать, начнется фаза дефолта с отказом от уплаты долга в долларах США, что ознаменует конец «террора» американской валюты и более активный поиск альтернатив доллару, который уже ведется.

Что касается евро, валюте не терпится начать рост со слишком низких уровней по сравнению с долларом США, поскольку количественное смягчение со стороны ЕЦБ подходит к концу, даже если это будет на фоне возможного ослабления экономики еврозоны.

Для еврозоны вдвойне плохо то, что мировая экономика слабеет, поскольку она является единым экономическим блоком с наибольшим профицитом счета текущих операций в мире, из-за чего наиболее чувствительна к траектории мирового роста. Но это не обязательно означает, что мы увидим слабый евро. После всплеска популизма на фоне недавних выборов в европейских странах и ввиду перспективы парламентских выборов в Евросоюзе в мае следующего года, европейским политикам нужно как можно скорее заняться устранением угрозы со стороны популистов.

В этом случае борьба будет заключаться в налогово-бюджетном стимулировании, на которое неизбежно пойдет Германия, если ее экономика окажется под явным давлением. Так что вместо жесткой налоговой и мягкой денежно-кредитной политики ЕС пойдет по пути ужесточения денежно-кредитной политики и смягчения налоговой – это более благоприятно для валюты.

Да, еще есть место для скачков и еще пары случаев проявления давления на евро, если проблема с бюджетом Италии на 2019 год не будет оперативно решена в 4 квартале, но если в целом ЕС согласится на смягчение налоговой политики, это может весьма хорошо повлиять на евро.

Джон Харди, главный валютный стратег Saxo Bank

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Смотри также
Весь рынок:Валюта
Архивы:2018 2017 2016 2015
В Контексте Finance.ua
Опросы