Андрей Зинченко: Приватбанк 365. Хроника


Андрей Зинченко: Приватбанк 365. Хроника

Сегодня редкое финансовое издание выйдет без тематической публикации о годовщине «Великой Декабрьской Национализации», но не каждое из них вспомнит, что фактически национализация Привата началась гораздо раньше 19 декабря 2016 года.

  • Еще 04.07.2014 года Закон Украины «Про фонд гарантирования вкладов физических лиц» был дополнен резонансной статьей 41 прим 1 под названием «Особенности вывода неплатежеспособного банка с рынка с участием государства».

Невиданный до этого механизм достаточно последовательно, но все же в общих чертах, описывал действия различных органов в этом процессе.

В дальнейшем статья была доработана и многие ее примеряли на Дельтабанк, который ввиду размеров и соответствующего системного статуса вроде бы закрывать традиционным способом было экономически рискованно. Но несмотря на размеры с рынка Дельтабанк в октябре вывели вполне обычным образом, выплатив миллиарды вкладчикам через ФГВФЛ и аннулировав прочие счета не успевших вывести средства до принятия соответствующего решения.

Оказалось, что признание неплатежеспособным даже такого большого банка в целом не привело к системным катастрофическим последствиям.

В дальнейшем именно механизм национализации не позволит Приватбанку юридически получить статус государственного, но в то время об этом скорее всего никто не задумывался – закон писали теоретики и все нюансы его имплементации предусмотреть было действительно непросто.

Косвенно тот факт, что статья писалась под Приват в дальнейшем подтвердит глава НБУ, сообщая, что проблемы банка отслеживались НБУ на протяжении не менее полутора лет.

Таким образом первую каплю раствора в фундамент плацдарма национализации подкинули уже тогда. 04.07.2014 можно считать датой начала беспрецедентной управленческой операции в банковском секторе – ведь без статьи 41 прим 1 юридических оснований для национализации не было даже близко.

В дальнейшем тема Привата обсуждалась СМИ и блоггерами с разной степенью активности, но в целом вяло. Инсайдеры периодически подливали бензина в костер, но предметных сведений по существую было мало, пока в 2016 году тема не стала подниматься все чаще, особенно в декабре.

Ключевой характерной особенностью был тот факт, что официальные лица Привата прямо называли циркулирующий к тому времени инсайд недостоверным, чем, естественно, еще сильнее подогрели желающих эвакуировать нажитое.

Апогеем стали сообщения о якобы прекращении обслуживания платежных карт Приватбанка в торговых сетях.

При таких вводных Воронья слободка ее могла не сгореть. Не self-fulfilling prophecy в чистом виде, но не без этого.

  • 18 декабря 2016 года КМУ на экстренном заседании практически ночью заявил о национализации. Именно заявил, а не опубликовал соответствующий документ, к которому по понятным причинам могли возникнуть вопросы процессуального характера – ведь процедура исполнялась впервые, а ходе ее был описан в основном рамочно и вполне могли возникать правовые коллизии, что, забегая вперед, в дальнейшем и имело место. Само постановление было опубликовано позднее.

Впервые в финансовой истории страны возникло понятие «бейл-ин» и сразу на около 30 млрд грн с неоднозначными юридическими последствиями.

  • 19 декабря 2016 года главы НБУ и Минфина сообщили, что банк продолжает работу в нормальном режиме и только клиенты юридические-лица на этот день будут приостановлены в обслуживании. Банкоматы при этом предусмотрительно зарядили банкнотами по 500 грн. Но все только начиналось. Последующий год оказался богат на правовые и организационные сюрпризы.

В тот же день 19 декабря 2016 года президент Порошенко внес в Верховную Раду законопроект №5553 о гарантировании вкладов в государственных банках.

  • 20 декабря 2016 года случается бюрократическое чудо – вышеуказанный законопроект вручается для ознакомления, включается в повестку дня и принимается Верховной Радой.
  • 22 декабря 2016 года уже почти закон подписывается главой Верховной Рады и направляется президенту на подпись, откуда не возвращается.

Попытка разобрать юридические причины неподписания сделана здесь, но в любом случае в понимании ст. 94 Конституции таковой должен быть опубликован, чего не наблюдается.

Вероятнее всего юридическая коллизия, имеющая место в данном случае, могла стать поводом для дальнейшего неисполнения закона государственными органами, что имело бы негативные имиджевые последствия для процесса. Ведь юридически Приват в статус государственного по этому законопроекту вписывался плохо по вине вышеописанной статьи 41 прим 1 закона о гарантировании вкладов.

  • 23 декабря 2016 года – 44 млрд грн рефинансирования от НБУ должны были погасить панику и выровнять хотя бы временно ситуацию по работе банка.
  • 26 декабря 2016 года – остановка падения объемов депозитов т.е. панического выноса денег из банка.
  • 02 февраля 2017 года состоялась первая масштабная пресс-конференция нового руководства Приватбанка. Председателем правления стал Александр Шлапак, как уместно-нейтральная фигура в краткосрочном периоде. В ходе встречи начали выяснять подробности национализации в виде инвентаризации того, что же собственно национализировали.

Как в дальнейшем окажется, налогоплательщики взяли на себя в основном банковскую лицензию, штат с зарплатами, отделения и обязательства.

Ситуация с главным козырем – механизмом взаимодействия с населением, которое иногда становится электоратом, оказалась куда более непростой. Юридически система якобы аутсорсилась у сторонних, чуть ли не заокеанских, поставщиков. Кредитный портфель был назван практически полностью инсайдерским, что уже тогда прозрачно намекало на перспективы возврата таких кредитов. Депозитный местами тоже. К решению финансовых проблем предполагалось привлекать собственников. В дальнейшем банк продать.

Тогда же и в дальнейшем формировалась «гривневая» направленность работы банка. Обозначался «отпуск» дорогих валютных пассивов, о которых ниже.

Общий результат национализации составил по разным оценкам до – 190 млрд грн или примерно по 100 евро на жителя страны.

В целом юридически без претензий национализация Привата продержалась весьма недолго. Видимо ровно то время, пока юристы составляли иски. И у них было больше времени, нежели у тех исполнителей, кто по факту аврально готовил бумаги под конец 2016-го.

  • 08 февраля 2017 года Окружной административный суд города Киева совершил первый подход к делу, отдаленные перспективы которого посягали на фундаментальные решения в ходе национализации.

В дальнейшем текст судебного акта был засекречен. Как засекречены практически все документы подобного рода, хотя гостайны таковые содержать были не должны.

Тогда мало у кого возникали сомнения в том, что государство не сможет защитить свои решения в суде, но реальность оказалась куда витиеватее.

Параллельно в суды поступили и другие иски, которые к апрелю 2017 года явили наблюдателям финансово-правовое полотно, на котором именем Украины было написано, что группа иностранных предприятий разместила депозиты в Приватбанке в долларах США.

В отношении сумм судебное решение использует термин «значительные». Процентная ставка от 10% до 13% без налогов. А ведь это могли быть и знаменитые субординированные депозиты сроком до 5 лет!

Решением суда Приватбанк обязывался исполнять свои обязательства по депозитным договорам в полном объеме и неукоснительно. Надо ли уточнять, что источником исполнения для Приватбанка являлось в основном рефинансирование с докапитализацией, а внезапно выигравшие суд предприятия пытались связывать с прошлыми бенефициарами? И это на фоне сообщений о том, что предыдущие собственники якобы вывели все средства кредитами инсайдеров. Ситуация начинала принимать вид не самой красивой.

  • 13 апреля 2017 года глава НБУ сообщает, что Приватбанк надо еще докапитализировать.

Судебные процессы при этом продолжаются. В материалах дел прямо фигурируют вопросы отмены неких решений тех органов, которые в соответствии с приснопамятной статьей 41 прим 1 должны были таковые принимать в ходе национализации.

В том же апреле дополнительно усилились слухи о введении в оборот НБУ банкноты в 1000 грн, что не могло не вызвать некоторую обеспокоенность у населения.

  • Уже в мае 2017 года ряд информагентств сообщил о том, что Окружной административный суд г. Киева 17 мая якобы принял решения, которыми признал недействительным договор купли-продажи акций Приватбанка, но тексты решений не публиковались, а некоторые решения, которые могли бы пролить свет на ситуацию, в реестре судебных решений числились засекреченными.

Лето 2017 года раскрыло неожиданные грани национализации.

Национализация сопровождалась широкой информационной работой, которая формировала представление у широких масс населения о многомиллиардном кредитном портфеле банка как о полностью инсайдерском.

Назывались структуры, суммы, адреса. Ничего особо хорошего в полностью инсайдерском портфеле конечно же нет, но и понятие кэптивного банка для украинской банковской системы новым не являлось.

По данному вопросу было важно другое – в открытых источниках не встречается информация об обслуживании или наоборот – необслуживании этих кредитов. И вот в июне 2017 стало известно, что долги по кредитам связанных компаний перед Приватом составляют только 9,98 млн грн.

  • 22 июня 2017 разгорается новый скандал. Национальный банк Украины хотел лишить компанию PwC права аудировать украинские банки и запретить PwC заниматься аудитом в Украине. Причина – аудиторское заключение PwC по отчету Приватбанка за 2015 год, который не показал проблем в банке.
  • 26 июня 2017 года НБУ по результатам аудита Е&Y сообщил о необходимости вливания дополнительных 38,5 млрд грн в Приват или по чуть менее 1000 грн на жителя страны. Независимый аудитор Ernst&Young якобы подтвердил низкое качество кредитного портфеля Приватбанка, чем вступил в конфронтацию с PwС.

По результату спарринга участников большой четверки аудиторов и НБУ становятся вопросы о репрезентативности подобных отчетов вообще.

26 июня 2017 года СМИ сообщают, что господин Шлапак подает в отставку с позиции главы Приватбанка. Контекст описан здесь.

  • 29 июня 2017 года мы узнаем, что Система электронных торгов арестованным имуществом готовит продажу имущества Приватбанка.

Но и это еще далеко не все.

В тот же день 29 июня 2017 года публикуются данные об общей убыточности банковской системы за май, которая во многом обусловлена показателями именно Привата.

Подогрел информационный фон министр финансов Данилюк, который досрочно сообщил, что экс-акционеры Приватбанка по состоянию на 29 июня не выполнили взятые обязательства о реструктуризации кредитного портфеля банка до 1 июля. Также выяснилось, что для оценки их действий необходим отчет привлеченного Приватбанком советника Rothschild & Co. Стоит сказать, что внешний советник это конечно хорошо, но не бесплатно, а также, в свете истории с PWC, непонятно, насколько «варяги» смогут разобраться в хитросплетениях ситуации. НБУ и Минфин пытаются получить выводы в отсутствие конфликта интересов, но суммы гонораров при этом не раскрываются.

  • 30 июня 2017 года директор департамента финансовой стабильности НБУ В. Ваврищук сообщает, что каждому украинцу из своих налогов придется заплатить более 3,5 тысяч гривен за национализацию Приватбанка, чем несколько двусмысленно намекнул на виновных в этом празднике народной щедрости.

30 июня 2017 года мы узнаем, что держатели списанных еврооблигаций Приватбанка заменили доверенное лицо на Madison Pacific Trust Limited вместо Deutsche Trustee Company Limited. Последний, как полагают, отказался от сотрудничества с держателями облигаций в части оспаривания процедуры списания еврооблигаций, т.е. вышел из заведомого конфликта с непрогнозируемыми имиджевыми последствиями…

При этом в тот же богатый на новости день 30 июня 2017 года выясняется, что еще 14 июня Окружной административный суд Киева открыл производство по иску Коломойского к ряду государственных органов и Приватбанку. И вообще к Привату подано исков на миллиарды гривен.

  • 1 июля 2017 года Минфин публикует скан-копию прошения бывших владельцев Приватбанка. Разбор документа по ссылке.
  • 3 июля 2017 года Нацбанк начнет юридическое взыскание долгов с экс-владельцев Приватбанка. По крайней мере пытается.

3 июля 2017 года к делу официально подключается ГПУ с вопросом как НБУ контролировал процессы в Привате. Стало известно, что были наложены аресты на ликвидное имущество Приватбанка и связанные с ним структуры – более 700 объектов недвижимости ООО «Приватофис».

Как мы помним, после национализации оказалось, что Приватбанк был организован юридически как аутсорсер многих основных услуг, которые обеспечивали банковскую детальность. И их-то как раз государство и не получило, т.к. собственниками были юридически совершенно сторонние организации.

«Готовятся подозрения. Также ГПУ изучает документы и допрашивает ряд работников Нацбанка, которые должны были контролировать процессы в Приватбанке», – добавил Луценко.

Тем самым невольно сообщив потенциальным подозреваемым, что возможность воспользоваться безвизом у них стремительно сокращается.

В тот же день ситуацию обострил сам господин Коломойский. “Могу сообщить, что бывшие владельцы “ПриватБанка”, согласно взятым на себя обязательствам, участвуют в переговорном процессе по реструктуризации своих кредитов с консорциумом компаний, которые получили мандат на представление интересов Минфина и “ПриватБанка”, который был согласован с Международным валютным фондом”, – заявил Коломойский.

  • 4 июля 2017 года проходит пресс-конференция тогда пока еще руководителя Приватбанка Шлапака, где в части описания активов банка использовались термины «неприятный», «токсичный» и «мутный», а сам банк назван огромным национальным приобретением и ресурсом государства.

Пресс-конференция во многом посвящена неоднозначным оценкам сторон портфеля кредитов связанных лиц. В частности сообщается, что таких кредитов 190 млрд грн.

Предыдущий менеджмент видел плохим портфель в 30 млрд грн, текущий – более 180 млрд грн.

По мнению Шлапака, портфель сформирован не на рыночных условиях. Во многом новосозданным юрлицам с неудовлетворительным либо искусственно хорошим финансовым состоянием, а на 132 млрд грн по 36 заемщикам обеспечен «воздухом».

Приватбанк прямо назван финансовой пирамидой в т.ч. по причине вывода реальных залогов путем погашения предыдущих кредитов новыми.

При этом уточняется, что аудиторы называют цифру связанных кредитов – 10 млрд грн, текущий менеджмент – 190 млрд и поясняется это разными подходами в работе по МСФО аудиторами и менеджмента по действующему национальному законодательству.

В этом свете привлечение анонсированных ранее иностранных экспертов выглядит несколько неоднозначно. Неоднозначно выглядит и привлечение населения в структуру, прямо названную в прошлом пирамидой. При этом очевидно, что бывшая пирамида сегодня держится в основном на игле бюджетных вливаний. Детальнее здесь.

В целом фигуранты начинают отстраняться от ситуации с Приватом, поскольку на высоких уровнях она начинает грозить имиджевыми потерями и становится «токсичной».

Стоит отметить, что при этом фонды оплаты труда высшего руководства никто существенно не срезал и на этом фоне впору было материализоваться вопросу о видении, стратегии, тактике и вообще о модели заработка и возврата государственных миллиардов банком в бюджет.

Ответ на этот вопрос оказался неожиданным. Заключается он в том, что текущий менеджмент отвечать на него не будет. Вполне официально было заявлено, что будет проведен конкурс на определение такой модели сторонней структурой. Получается своеобразный организационно-управленческий костыль дееспособному руководству.

  • 18 июля 2017 года налогоплательщики узнают, что Набсовет выбрал McKinsey&Company Украина (код 34818665) победителем конкурса по отбору кампании, которая будет отвечать за разработку стратегии ПАО КБ «ПриватБанк».

Понятно, что услуги такой структуры не могут стоить дешево, особенно учитывая, что результатом работы должны стать разработка рыночной стратегии оптимизации операций ПриватБанка, которая бы одновременно обеспечивала максимальную ценность для акционера и финансовую стабильность, а также осуществление диагностики банка и оценки его способности восстановить устойчивую бизнес-модель и сгенерировать стратегические варианты ее дальнейшего развития, анализ и оценка ландшафта и перспективы банковского сектора, а также особое внимание другим государственным банкам.

Основным же дискуссионным моментом является тот факт, что Приватбанк продолжает аутсорсить дорогостоящие услуги, которые уместнее всего смотрелись бы исполненными собственными специалистами. И даже скорее конкретно теми специалистами, которые будут оценивать и подписывать акты выполненных работ – ведь кто-то должен будет качественно их принять, и квалификация для этого, по понятным причинам, должна быть не ниже, чем у исполнителя.

  • 11 сентября 2017 года НАБУ сообщило о ходе расследования кредитования Приватбанком связанных лиц.
  • 22 сентября 2017 года стало известно, что решения судов, где отменялись ряд решений госорганов в ходе национализации Приватбанка ФГВФЛ попытался оспорить в апелляционном порядке, но не нашел эквивалента почти 200 тыс. долларов США на оплату судебного сбора.
  • 6 ноября 2017 года Киевский апелляционный административный суд обязал Приватбанк вернуть семье Суркисов 1,05 млрд гривен, 266,2 тыс. долларов и 7,8 тыс. евро. Таким образом судебная ветвь власти в очередной раз намекнула на просчеты при подготовке отдельных решений по Приватбанку и их слабую правовую мотивацию.

В сентябре-ноябре Приватбанк активизировался с подачей исков к структурам, которые, по данным ГПУ, стали должниками банка по итогам прошлогодней реструктуризации/трансформации корпоративного портфеля (когда долги «старых» заемщиков на 127 млрд грн были фактически переоформлены на «новых» заемщиков, которых связывали с “приватовцами”).

  • 18 ноября 2017 года общественность узнала о якобы взломе еще в сентябре и последующей краже личных данных клиентов банка. Если передача таких данных в действительности имела место тем способом, который освещался в сети, когда полчаса принималось решение о прекращении утечки, то это может свидетельствовать не столько о виртуозности хакеров, сколько, вероятно, о халатности сотрудников, поскольку т.н. взломов в том виде в котором они представляются общественности, в общем-то практически и не бывает сегодня.
  • 18 декабря 2017 года стало известно, что финансовый результат национализированного год назад Приватбанка несколько лучше, чем ожидалось, в первую очередь, благодаря сокращению процентных расходов и это позволило банку фактически почти выйти на нулевой уровень рентабельности, так как до этого он был операционно убыточный.

***

Такими были события вокруг Приватбанка за последний год. По состоянию на сегодняшнюю годовщину банк не имеет ни понятного председателя правления (впрочем как и НБУ), ни прозрачной модели работы на перспективу (последняя вроде как разработана, но не публикуется до разработки концепции работы всех госбанков) в т.ч. видения возврата миллиардных вливаний бюджету. Официально находится в десятках судебных процессов разной степени важности и не опубликовал результатов судебных рассмотрений юридической чистоты процесса национализации.

При этом несет высокие расходы на аутсорсинг многих текущих процессов, имеет имиджевые риски.

Одной из немногих позитивных новостей является достижение документальной нулевой рентабельности, однако как проводились оценки и насколько они могут быть достоверными на фоне ситуаций с членами Большой Четверки Аудиторов – вопрос к материалам отчетов, если таковые будут доведены общественности.

Именно в т.ч. и поэтому прочитанный Вами материал не содержит конкретных аналитических выкладок, расчетов, графиков и цифр. В любом случае в текущей диспозиции говорить о времени реализации стратегической цели, озвученной при национализации – последующем разгосударствлении с позитивным бюджетным итогом – пока преждевременно.

Андрей Зинченко, доктор философии в области экономики, доцент кафедры финансов Национального университета судостроения, магистр государственного управления (MPA)

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Смотри также
Весь рынок:Фондовый рынок
Все, что мы знаем про:ПриватБанк
Архивы:2018 2017 2016 2015
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua
Опросы