Олег Закалюк: три года банкопада. В поисках виновных


Олег Закалюк: три года банкопада. В поисках виновных

За последние несколько лет более 90 банков были признаны неплатежеспособными, миллионы украинцев стали заложниками этой ситуации, тысячи вкладчиков потеряли свои сбережения. Однако за искалеченные судьбы, потраченные нервы и украденные средства до сих пор реально никто не был привлечен к ответственности.

Хотя разговоров о том, что владельцы должны отвечать и перед клиентами, и перед законом, было много. Неудивительно, что у многих может возникнуть вопрос, каким образом восстановится доверие украинцев к финансовой системе, а следовательно, в дальнейшем будет нормально функционировать и развиваться банковский рынок страны, если никто не несет ответственности за неэффективный менеджмент, несоблюдение нормативов ликвидности или даже преднамеренное доведение банка к неплатежеспособности?

В развитых экономиках мира подобная нашей ситуация с массовым банкротством финучреждений – маловероятна, а за каждый потерянный цент клиента акционеры и менеджмент банка могут вообще оказаться за решеткой.

Почему же в Украине все иначе и почему для нас, потребителей банковских услуг, размещение собственных сбережений в некоторых финансовых учреждениях страны часто превращается в игру в “русскую рулетку”? Ответы на эти вопросы предлагаю найти в украинском законодательстве, регулирующем этот вид правоотношений.

Что говорит закон?

По общему правилу участники банка отвечают по обязательствам банка согласно законам Украины и уставу финучреждения. Владельцы существенного участия обязаны принимать своевременные меры для предотвращения наступления неплатежеспособности банка.

В свою очередь, существенное участие – это прямое и/или косвенное владение одним или группой лиц 10 и более процентами уставного капитала и/или права голоса акций, паев юридического лица или независимой от формального владения возможности значительного влияния на управление или деятельность юридического лица.

Лицо является владельцем опосредованного существенного участия независимо от того, осуществляет она контроль прямого владельца участия в юридическом лице или контроль любого другого лица в цепи владения корпоративными правами такого юридического лица.

Связанное с банком лицо за нарушение требований законодательства, в том числе нормативно-правовых актов НБУ, осуществление рисковых операций, угрожающих интересам вкладчиков или других кредиторов банка, или доведение банка до неплатежеспособности несет гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность (часть пятая ст. 58 закона Украины «О банках и банковской деятельности»).

Кроме этого, связанное с банком лицо, действия или бездействие которого привели к нанесению банку ущерба, несет ответственность своим имуществом (часть шестая ст. 58 Закона Украины «О банках и банковской деятельности»).

А при условии, если в результате действий или бездействия связанного лица банка нанесен ущерб, а другое связанное с этим банком лицо вследствие таких действий или бездействия прямо или косвенно получило имущественную выгоду, такие лица несут солидарную ответственность за причиненный банку ущерб.

И чтобы привлечь к ответственности владельца существенного участия банка, взыскатель должен доказать его вину, наличие ущерба и причинно-следственной связи между действиями владельца и причиненным вредом.

Наказать – без шансов

И даже несмотря на то, что в гражданском праве существует презумпция виновности (ст. 614 и ст. 1166 ГК Украины, что означает, что отсутствие своей вины доказывает лицо, нарушившее обязательство или причинившее ущерб), если акционер докажет, что ущерб был причинен не по его вине, то он освобождается от необходимости возмещения такого вреда.

То есть участник банка будет объяснять в суде, что он невиновен и обязанность доказывания противоположного будет возложена на истца.

При этом, учитывая нашу украинскую реальность, можно сделать недвусмысленный вывод, что некоторые акционеры и другие связанные с тем или иным финучреждением лица злоупотребляют правом, выводя активы и доводя банк до неплатежеспособного состояния.

И самое обидное в этом то, что в нашей стране явление, когда право используется в ущерб не просто отдельным субъектам (что, конечно, недопустимо), но и вообще общественным интересам, достаточно распространено.

На мой взгляд, к таким явлениям относится и эта неоднозначная, почти призрачная возможность привлечения к ответственности акционера обанкротившегося банка за причиненный им ущерб.

Сегодня существует много судебных дел по искам вкладчиков к владельцам существенного участия банков, которые ликвидируются, по возмещению вреда. Однако однозначной судебной практики пока не существует, поскольку в случае отсутствия хотя бы одного из вышеперечисленных элементов состава гражданского правонарушения (вина, наличие ущерба и причинно-следственная связь между действиями владельца и причиненным вредом), доказать в суде наличие оснований для возмещения такого вреда довольно трудно.

Есть кому подражать

Если сравнить опыт таких стран, как США и Канада, то их законодательство предусматривает совсем другой механизм ответственности за причинение вреда.

В XIX и ХХ веках в США и Канаде банковская система была сформирована за счет большого количества мелких финансовых учреждений, которые зачастую банкротились.

Однако, несмотря на распространенные банковские и финансовые кризисы этих лет, вкладчики почти всегда возвращали свои сбережения, а уровень потерь был незначителен.

То есть, банковская система, в отличие от нашей, показала достаточно положительную тенденцию. Так, в США в течение 1865-1934 годов, средние потери вкладчиков в национальных банках составляли 4,9 цента на каждые 100 долларов депозита.

В течение 1865-1920 годов в Канаде, где неплатежеспособность банков была более редким явлением, потери вкладчиков находились на том же уровне.

Причиной такого низкого уровня потерь вкладчиков банков обеих стран (Канады и США) была «двойная ответственность», предусмотренная уставами национальных банков. То есть, именно участники банков были ответственны по обязательствам банков пропорционально своим долям в случае банкротства и ликвидации финансового учреждения.

На законодательном уровне в Канаде и большинстве американских штатов было четко установлено, что владельцы существенного участия банков несут риск ответственности по обязательствам банка в случае его банкротства (данные с официального сайта Financial Post).

И на мой взгляд, именно введение такого принципа «двойной ответственности», которое будет зафиксировано в украинском законодательстве, поможет исправить ситуацию, а именно – заставить тех, кто причастен к банкротству украинских финучреждений понести ответственность, минимизировать риск повторения подобной масштабного финансового кризиса в будущем и, таким образом, в полной мере восстановить доверие граждан к банковским учреждениям, что сделает наш финансовый сектор гораздо крепче.

Олег Закалюк, юрист Адвокатского объединения “Юридическая фирма “Ario”

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Также по этой теме: Кредит&Депозит
Смотри также
Весь рынок:Кредит&Депозит
Архивы:2017 2016 2015
Рейтинг популярности материала «Олег Закалюк: три года банкопада. В поисках виновных» на Finance.ua - 2.7
В Контексте Finance.ua