Купят. Дорого


Купят. Дорого

На прошлой неделе парламент взялся за старое: сделал первый шаг, чтобы вывести из-под действия закона о госзакупках очередную отрасль экономики. На этот раз – весь оборонно-промышленный комплекс. Как объяснил причины автор принятого в первом чтении законопроекта "регионал" Владислав Забарский, из-за длительной процедуры госзакупок украинский ОПК сталкивается с проблемами в работе с иностранными заказчиками.

Депутат наверняка знает, что его законопроект – вовсе не панацея. Авторы Стратегии развития госзакупок, которая сейчас разрабатывается под эгидой министра экономики Петра Порошенко, предлагают решать проблемы, о которых говорит Забарский, альтернативным путем: сократив время организации тендеров.

Стратегия должна убрать прорехи, которые делают госзакупки рассадником для коррупции. По данным компании "ТОРО", представляющей Transparency International в Украине, размер откатов в сфере госзакупок составляет 50-60%. Это значит, что около 70 млрд. грн. из 135 млрд. грн. средств, выделенных на госзакупки в прошлом году, осели в карманах украинских чиновников. Утвердить Стратегию, проектом которой располагает "Инвестгазета", должны в июне. Но принципы прозрачности и открытости, заложенные в нее, могут пройти тест на выживание не во всех коридорах украинской власти.

Думай о хорошем

ВПК – далеко не первая отрасль, которую под благими предлогами парламент и правительство пытаются вывести из сферы действия закона о госзакупках. С тех пор как в июне 2010 года Верховная Рада приняла едва ли не образец добродетели – одобренный Всемирным банком, МВФ и ЕС закон о госзакупках, он постоянно подвергается нападкам со стороны законодателей. Их стараниями из-под действия документа уже выведены все закупки в рамках Евро-2012, покупка энергоресурсов, питание для армии и детских учреждений и т.д. Большая часть тендеров тоже довольно формальны: более чем в половине случаев они проходят по процедуре закупки у одного участника. По результатам трех месяцев 2012 года, по данным Госкомстата, на конкурсных торгах были заключены договоры на сумму 73 млрд. грн., без конкурса или в тендере с одним участником – на 260 млрд. грн.

Стратегия предусматривает прямо противоположный подход. Во-первых, вернуть в сферу действия закона о госзакупках большинство "изъятий". Во-вторых, ограничить количество случаев, когда можно использовать закупку у одного участника. И снизить порог, при котором заказчик должен покупать товар и услуги через проведение торгов (сейчас 100 тыс. грн. для покупки товаров и услуг и 1 млн. грн. – для работ). Хотя и применять для них упрощенный механизм закупки.

Стратегия предлагает переход на электронные торги и создание интерактивной, открытой для всех базы данных цен – чтобы ускорить процедуру торгов и сделать их более открытыми и эффективными. Электронные торги уже доказали свою эффективность во многих странах. "Регионал" Ирина Горина подсчитала, что в Украине они сэкономят бюджету до 20% тендерных средств.

Наконец, авторы Стратегии предлагают срочно решать вопрос профессиональности кадров. Дело в том, что после ликвидации Тендерного комитета, который закрепил за собой право на организацию всех торгов, законодатели ударились в другую крайность и отдали его функции по закупкам вплоть до школ и детских садов. В результате сегодня функции организаторов тендера могут лежать на воспитателях или, например, медсестрах. Чтобы сделать процесс эффективнее, Стратегия предлагает ввести отдельную должность – специалиста в сфере госзакупок, а вместо временных комитетов создать постоянные отделы по госзакупкам.

Правда, даже при этом Стратегия – плод коллективного творчества МЭРТ и целой группы экспертов – по-прежнему упускает из виду ряд важных вопросов. К примеру, контроль качества предоставляемых товаров и услуг. "Процессы, предшествующие и следующие непосредственно за тендером, практически полностью выпали из поля зрения законодателей, но именно они создают благодатную почву для коррупции и поставки некачественных товаров и услуг", – говорит эксперт в сфере госзакупок, докторант Национальной академии государственного управления при президенте Украины Владислав Зубарь. К примеру, по результатам тендера его заказчик, скажем, сельсовет, может получить уголь худшего качества, чем было заявлено, и механизмов воздействия на поставщика у местного органа власти не будет, говорит Зубарь.

А главное, даже в том виде, в котором существует Стратегия, гарантий, что она будет воплощена в жизнь, нет. Для ее реализации нужна поддержка всего правительства и президента, но пока на деле ее практически нет.

Скажем, вместо того чтобы придерживаться прозрачности в госзакупках, Кабмин инициирует дальнейшее ограничение действия закона. Сейчас в Раде второго чтения ждет правительственный законопроект №10006, цель которого – вывести из-под действия закона о госзакупках еще 13 сфер деятельности. В результате, по разным оценкам, "вне закона" окажутся до 80% тендеров украинских госпредприятий.

Да и президент, давший "добро" на подготовку Стратегии, также выступает с инициативами, которые плохо с ней согласуются. 3 мая Виктор Янукович дал поручение Кабмину в течение месяца подготовить изменения в закон с тем, чтобы все участники гостендеров имели в Украине собственные производственные мощности или сервис. По сути, президент предлагает создать преференции для украинских производителей и поставщиков услуг в ущерб иностранному бизнесу.

Цель инициативы понятна: президент хочет защитить права украинских производителей на внутреннем рынке. Но проблема в том, что из 79 тыс. договоров о госзакупках, заключенных по результатам торгов в прошлом году, на иностранный бизнес пришлось лишь 0,4%. Вряд ли такую статистику можно назвать угрожающей для украинского бизнеса. Если таким шагом президент хочет стимулировать иностранный бизнес вкладывать средства в производство в нашей стране, этот шаг не сработает, прогнозирует Юрий Ганущак, депутат от БЮТ и член Комитета ВР по вопросам бюджета. Он может принести плоды, если в стране существуют очень выгодные условия для работы или очень большой внутренний рынок, с населением в 250 млн. человек. В Украине ни того ни другого нет.

При этом предложение президента может создать возможности для передела рынка в "избранных" отраслях, к примеру, в фармацевтике. "Под действие такой инициативы подпадают иностранные производители лекарств, например, инсулина, – говорит Алексей Хмара, руководитель "ТОРО". – Ограничения их прав на участие в тендерах давно добиваются украинские фармацевтические компании".

Кстати, предложение президента создаст проблемы и в отношениях с ВТО и ЕС.

Формально Украина ничем никому не обязана. Единственный международный договор в сфере госзакупок, в котором участвует наша страна, – Соглашение о госзакупках (GPA) в рамках ВТО. 41 государство, в том числе все страны ЕС, обязались предоставить друг другу равные права для участия в гостендерах суммарным объемом 0,5 трлн. евро. Пока в GPA Киев входит лишь в статусе наблюдателя, но официально ведет переговоры о присоединении. К тому же запрет на дискриминацию требовался в рамках соглашения с ЕС о зоне свободной торговли. А значит, любая инициатива подобного рода будет встречена и в ЕС, и в ВТО категорически негативно. И вместе с перспективами евроинтеграции Кабмин и президент могут принести Стратегию в жертву ради решения сиюминутных задач.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
В Контексте Finance.ua
Опросы