Фокус удался?


Фокус удался?

В минувшую пятницу Верховная Рада громко и не без скандала отправила в отставку вице-премьер-министра по гуманитарным вопросам Владимира Семиноженко. Собственно, о том, как проходило чиновничье увольнение написано и показано немало.

Смаковать подробности снова и снова - резона нет. Есть резон поговорить о том, какое “наследство” оставил по себе опальный экс-вице-премьер. Каков его документальный, так сказать, вклад в дело борьбы с коррупцией и стяжательством. Мучить читателя “долгими прелюдиями” не будем. Остановимся лишь на одном - маленьком, но весьма показательном примере.

Две недели назад в Кабинете министров приняли прелюбопытнейшее постановление - о внесении изменений в работу Комиссии по вопросам гуманитарной помощи при КМУ. Авторы документа во главе с уже упомянутым Владимиром Семиноженко рассчитывали, судя по всему, тихой сапой развернуть под правительственной крышей весьма доходный и с виду вполне законный бизнес - на признании разного рода грузов гуманитарной помощью, которая не облагается налогами, таможенными пошлинами и не подвергается жестким и длительным проверочным процедурам.

Схема заработала бы быстро и как по маслу: благо сомнительного свойства постановление, лихо открывающее двери коррупции на самом высоком уровне, согласовали еще на этапе проекта все заинтересованные министерства, включая Минфин, Минюст и Минэкономики. Под грифом “дополнительного одобрения не требует” подписались лично министры и их первые заместители. Как знать, может, они попросту не вчитывались в детали - отсюда и единодушие мнений. Но тем хуже для имиджа действующих чиновников и, как следствие, всей страны.

С формальной точки зрения…

Комиссия по вопросам гуманитарной помощи при Кабинете министров - специальный орган, призванный, по сути, объединить интересы внешних доноров гуманитарной помощи и ее внутренних реципиентов. Алгоритм работы прост: члены комиссии получают заявку на признание груза гуманитарной помощью, рассматривают ее, принимают решение и, в случае признания, обязуются проследить за доставкой необходимого к месту назначения в целости и сохранности. В заявке, как правило, описывается товар (в ряде случаев, услуга) и указывается потенциальный получатель, посему проверить искренность намерений донора труда не составляет.

Членами комиссии являются представители общественных организаций и органов власти - в частности Государственной Налоговой администрации и Гостаможслужбы. Руководит комиссией вице-премьер-министр по гуманитарным вопросам. Он же подписывает протоколы о принятых решениях. Он же, наряду с руководителями Налоговой и Таможни, до недавнего времени имел своего рода право вето на признание грузов “гуманитаркой” и мог его применить, если заявка оформлялась неправильно или вызывала сомнения. Причем право вето “работало” даже в том случае, когда большинство других членов комиссии не видели в грузе “ничего подозрительного”. Любое “гуманитарное” решение вступало в силу только в том случае, если с ним соглашался глава комиссии, налоговики и таможенники.

Понятно, что столь драконовская норма работала в пользу “чистоты” не только грузов, но и чиновников. Безоглядно ввозить сугубо “коммерческие” ценности под видом “гуманитарных” было как-то не с руки. Случись что, и виновные в грубом нарушении правил были бы известны еще до прибытия “помощи” на таможенную территорию нашей страны.

Кто в предприниматели крайний?

Устоявшаяся практика управления гуманитарной помощью продолжалась бы, наверное, дальше, если бы Владимир Семиноженко сотоварищи не вознамерился переформатировать и эту, подотчетную ему сферу. Суть постановления, о котором мы упомянули в самом начале, - внесение изменения в работу комиссии по гуманитарным вопросам. Если раньше решение о признании груза гуманитарной помощью принималось фактически с согласия всех сторон (и прежде всего, главы комиссии, Налоговой и Таможни), теперь хватает и простого большинства голосов! Мнение властей уже не требуется. Так, одним росчерком пера членов правительства (!) лишили не только права вето, но и права голоса вообще. Причем заметьте, пера - не простого, а самого что ни на есть государственного.

Под видом якобы упрощения процедуры принятия решений, государственные мужи взяли да и открыли настежь “дырку в заборе”, благодаря которой в страну можно ввезти, например, партию дорогих автомобилей под видом “спецтранспорта” и не получить от “благодарных реципиентов” ни копейки за растаможку. Можно ввезти фуру-две фруктов, якобы для воспитанников детских домов, а на самом деле продать все тут же - на трассе, не доезжая до детских учреждений. Никто ж ни с кого не спросит: где мандарины и что за инвалиды передвигаются на “гуманитарных” ауди спорт-купе? А если кто и поинтересуются, единственным аргументом властей окажется невразумительная обида на несовершенство правительственного постановления, написанного под конкретного чиновника, обслуживающего вполне конкретные схемы и цели.

Понятно, что окончательно довести “гуманитарный” фокус до ума не удалось: факира “неожиданно” попросили со сцены. Но постановление-то в силе! Оно уже наводит тень на всех, кто поставил под ним свою подпись и ни сегодня-завтра приступит к работе в Комиссии по гуманитарным вопросам. Можно ли, зная все это, вести беседы о борьбе с коррупцией и искоренением зла в рядах государственных управленцев? В сущности, можно. Но кто этим разговорам поверит?

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Казна и Политика
Смотри также
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
В Контексте Finance.ua