Неблагонадежные банки


Вячеслав БУТКО

Может ли банковское сообщество под психологическим прессом задуматься о проблеме социальной ответственности бизнеса?

27 июля мы сможем узнать абсолютно бесценную информацию — руководитель Государственной налоговой администрации Украины Александр Киреев пообещал обнародовать список банков, которые "балуются" оптимизационными схемами при уплате налогов в государственный бюджет. По информации налоговиков, почти половина крупнейших банков — 9 из 20 — применяют некорректные методы ведения бизнеса. Есть основания предполагать — взрыв информационной "бомбы" может иметь далеко идущие последствия. Причем гораздо более серьезные, чем публичные вызовы на допрос политиков из "старой обоймы". Вместо предисловия

Будем откровенны — бюджет страны ближе к середине осени может "затрещать по швам" (как пальто из знаменитого произведения Жванецкого). Всерьез рассчитывать на доходы от приватизации совершенно смешно. Но деньги для выплаты зарплат бюджетникам, пенсий пожилым людям, которые их заслужили, всевозможных социальных пособий различным категориям граждан необходимо где-то найти.

Поэтому субъекты предпринимательской деятельности в ближайшей перспективе могут стать потенциальным источником пополнения имеющей склонность к отнюдь не лечебному похудению державной казны.

Формула хитрости

Итак, в чем же суть претензий со стороны органов, отвечающих за наполнение государственного "общака"? Сразу же еще раз обратим внимание — прямых обвинений в неуплате налогов предъявлено не было. Речь шла исключительно о "взвешенном" подходе со стороны финансовых учреждений к вопросу наполнения государственной казны, имеющем практическое отражение в виде всевозможной оптимизации непосильной для "неокрепшей детской психики" отечественной банковской системы суммы налогов и сборов, отчисляемых в бюджет.

Руководство ГНАУ синтезировало неведомый ранее прогрессивной общественности термин — "коэффициент налоговой нагрузки". В число "подозреваемых в особо крупных размерах" были внесены весьма заметные отечественные коммерческие банки, причем разные источники называют различные перечни. По самой распространенной версии, в "списке Киреева" есть такие солидные финучреждения, как Приватбанк, Укрсиббанк, Брокбизнесбанк, Укргазбанк, "Надра" и т. д. Довольно симптоматичным является тот факт, что в этом гипотетическом перечне мирно соседствуют как банки, подозреваемые в поддержке экс-премьер-министра Виктора Януковича, так и финансовые учреждения, о которых небезосновательно говорят, что они лояльны к нынешней власти.

Насколько же правомерно применение предлагаемых ГНАУ показателей? Безусловно, указанный метод определения благонадежности налогоплательщиков имеет право на жизнь. При одном небольшом условии — если его узаконят тем или иным законодательным или нормативным актом. Кроме этого, неплохо было бы в процессе применения данного метода не забыть о дифференцированном подходе к оценке особенностей финансовой и хозяйственной деятельности находящихся под пристальным вниманием налогоплательщиков — юридических лиц.

Подход в потенциальном плане непростой, даже довольно трудоемкий. Однако несмотря на деятельность в едином законодательном поле, банки имеют свои особенности в зависимости от региональной структуры, ориентации на обслуживание физических или юридических лиц, а также от политики учредителей.

Изобретенный и озвученный руководством ГНАУ вариант применения коэффициента налоговой нагрузки весьма далек от индивидуального подхода и отличается отсутствием дифференциации. Если же посмотреть на проблему с другой стороны, можно задать вполне резонный вопрос: в силу какой причины высокопоставленные руководители коммерческих банковских учреждений решили, что подход в плане уплаты налога на прибыль должен отличаться в зависимости от того, как ведет бизнес тот или иной банк? Если есть закон, то он должен быть равным для всех. Но закона-то нет...

"Схематическое" мышление

Один из заместителей главы ГНАУ Григорий Оперенко сообщил, что 50 коммерческих банков реально уплачивают не более 1% своей прибыли. Позволю себе напомнить, что ставка налога на прибыль в Украине составляет 25%. Каким же образом финансовые учреждения умудряются так серьезно экономить на налогах, не разделяя заботы правительства о выплате заработной платы врачам и учителям? В первую очередь банки злоупотребляют формированием различного рода резервов, которые не облагаются налогом на прибыль. При условии умелого оформления разнообразных кредитных договоров, договоров по операциям с ценными бумагами можно сберечь от попадания в бюджет довольно приличные суммы.

Более того, вольно или невольно, но государство на протяжении достаточно длительного промежутка времени стимулировало такое поведение банковского сообщества, уделяя повышенное внимание формированию различных резервов. Еще одним вариантом минимизации отчислений в государственную казну является так называемая "нерезидентская" схема увеличения валовых затрат. Примерная суть ее состоит в следующем: привлекается кредит от компании, зарегистрированной за рубежом. Естественно, эта структура должна быть либо аффилирована с банком, либо состоять с ним в интимных взаимоотношениях иного, но доверительного рода.

Схема работы с нерезидентской структурой выглядит следующим незамысловатым образом: от нерезидента привлекается заем, естественно, предусматривающий выплату процентов. Вот и все. Денежки из одного кармана (в виде ранее заработанной прибыли) перекладываются в другой карман (в виде понесенных процентных расходов). Соответственно, снижается база налогообложения. Хорошо, что НБУ ввел ограничения на процентные ставки по привлекаемым банками в валюте первого классификатора кредитам от нерезидентов в размере 11% годовых.

Иначе не стоило бы удивляться, если бы кредитные договоры заключались с использованием процентных ставок, которые в последний раз доводилось видеть при проведении налоговой проверки КБ "Славянский". Есть и иные методы. Например, привлеченные в виде банального депозитного вклада средства не размещаются в типичные кредиты, на них не покупают ОВГЗ, ими не оперируют на рынке ценных бумаг. Они с минимальнейшей маржей передаются в доверительное управление фонду по управлению активами, который чаще всего зарегистрирован в безналоговой юрисдикции. Таким образом достигается желаемое — налогообложению подлежит лишь доход от передачи средств в управление. Основной же доход — непосредственно от управления — облагается по ставкам той страны, где зарегистрирована компания по управлению активами. Понятно, что называется эта страна как угодно, но только не Украиной. Есть и иной способ занижения прибыли с использованием вышеуказанных институтов — инвестирование в ценные бумаги с завышенной стоимостью. Понятно, что такие вложения средств по существующей модели бухгалтерского учета относятся к валовым расходам. В определенных юрисдикциях подобные операции и вовсе освобождены от пренеприятнейшей процедуры налогообложения.

Репутация дороже денег?

Подтвердив твердое желание обнародовать список банков-оптимизаторов, налоговики избрали довольно нестандартный вариант воздействия на "уклонистов". Речь идет о так называемых репутационных рисках. Действительно, вряд ли в нашей стране имеются банки, которые будут абсолютно равнодушны к обвинению в неуплате налогов. По идее, едва ли найдется большое число желающих разместить свои сбережения в банках, подозреваемых в неполной уплате налогов. Есть еще один подаспект в данном варианте решения проблемы со стороны ГНАУ — налоговики с большим подозрением относятся не только к тем финансовым учреждениям, которые демонстрируют небольшой объем прибыли. С еще более неподдельным интересом они взирают на банки, работающие убыточно, подозревая их в том, что отсутствие прибыли является результатом все того же желания — сэкономить на налогах. И здесь с психологической точки зрения руководители ГНАУ тоже нащупали перспективный вариант поведения. В силу этих причин можно ожидать, что учредители и руководители банков пересмотрят свою стратегию в вопросах отражения налогооблагаемой базы.

Более того, от психологического давления (довольно продуманного, с точки зрения автора) руководители Налоговой администрации решили перейти и к более ощутимым методам: для включения в число критериев оценки работы банков готовятся предложения такого рода, как "уплата налогов". С одной стороны, довольно спорное предложение. С другой — а что делать, с учетом текущего состояния дел? Нацбанк фактически не возражает против инициатив с Львовской площади — предложение о возможности внесения вышеуказанного критерия в список нормативов на Институтской пообещали рассмотреть. В продолжение этой темы замечу, что имеет смысл прислушаться и к мнению независимых аналитиков, предлагающих использовать показатель минимальной нормы прибыльности банковских учреждений. Для его определения логичным будет применять несколько критериев — размер активов банковского учреждения, величину уставного капитала. Предполагается, что нормативное значение прибыльности составит 5—10%.

P. S. Не напоминает ли вам складывающаяся у нас ситуация прошлогоднюю историю с российским банковским кризисом? Тогда, как выяснилось позже, тоже все начиналось с несуществующего списка неблагонадежных финансовых учреждений. Смею предположить, что руководители ГНАУ не желают подобного. В силу этого считаю, что ожидаемые заявления желательно строить не только на основе аналитических расчетов, но и на результатах проверок и решений судов. Во-первых, их легитимность будет несопоставимо выше, а во-вторых, есть надежда, что под психологическим прессом банковское сообщество задумается и о проблеме социальной ответственности бизнеса.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Фондовый рынок
Смотри также
Рейтинг популярности материала «Неблагонадежные банки» на Finance.UA - 2.2
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.UA