Стоит ли забирать банковский пруденциальный надзор у НБУ и вводить его в мегарегулятор?


Вячеслав БУТКО

Иногда они возвращаются. Они — это разговоры о необходимости создания некоего мегарегулятора финансового рынка, который одновременно будет осуществлять надзор за банками, страховыми и инвестиционными компаниями, кредитными союзами и ломбардами. При этом обязательным условием считается выведение банковского пруденциального надзора из сферы контроля Национального банка с последующей его передачей вновь созданному органу. Затея интересная и, вероятно, выгодная. Для той финансово-политической группировки, которой удастся поставить "у руля" этого органа своего человека. Попробуем проанализировать плюсы и минусы этой идеи...

Мировой опыт

Что касается зарубежной практики в этом вопросе, то ряд весьма авторитетных и по-настоящему развитых стран взяли на вооружение концепцию мегарегулятора, отказавшись от регулирования по функциональному принципу. Обычно мегарегулятор построен по принципу секторальному — банки, страхование, ценные бумаги — с выделением в своей структуре "ведущих регуляторов" — подразделений и лиц, ответственных за "комплексные группы". При этом в таких странах, как Великобритания, Австралия, Канада, Сингапур, они и выполняют надзорные функции, и устанавливают правила работы самих рынков. В Японии, Корее, Венгрии, Дании, Норвегии, Швеции и Финляндии мегарегулирующие структуры выполняют чисто надзорные функции. Основной особенностью подобных структур стоит признать то, что часть мегарегуляторов создается на достаточно компактных рынках небольших стран, а также то, что в основном регулирующие структуры ограничиваются надзорной деятельностью.

Главными же причинами создания сверхрегуляторов на Западе являются универсализация финансовых институтов на открытых и либерализованных рынках, создание финансовых конгломератов, в которых холдинговая компания, или, другими словами, консолидированный собственник, владеет несколькими финансовыми институтами, предоставляющими рынку различные по своей сути финансовые продукты, относящиеся к разным секторам финансового рынка, перекрестное предложение финансовых продуктов. То есть когда банки предлагают страховые, пенсионные, фондовые, инвестиционные продукты, а страховые или дилерско-брокерские конторы — банковские продукты.

Также побудительной причиной для создания единого регулятора финансовых рынков является наличие возможности осуществлять секьюритизацию финансовых продуктов, создавать банкоподобные продукты. Если еще раз прочитать три вышеприведенных предложения и попробовать экстраполировать их на отечественную действительность, то на звание хотя бы слабого подобия относительно универсальной финансовой группы, весьма отдаленно напоминающей что-то из западных реалий, может с изрядной долей натяжки претендовать группа, небезосновательно приписываемая одному известному в прошлом комсомольцу, банкиру и несостоявшемуся руководителю штаба неизбранного президента. И то — если проявить большую фантазию.

Еще одна причина, которая подталкивает к созданию мегарегулятора, — это серьезный рост трансграничных предложений диверсифицированных финансовых продуктов, предоставления услуг финансовыми институтами, подобными тем, которые являются организаторами торговли на финансовых рынках. Очень важным на Западе является процесс вхождения крупных предприятий реального бизнеса и торговли в бизнес финансовый. Снова предлагаю читателю оценить — насколько это актуально для Украины.

Не стоит в стороне от процессов и всеми любимый МВФ. Для развитых стран он отмечает, что линия демаркации, которая когда-то разделяла операции банков от операций небанковских финансовых институтов, становится все менее заметной. Все чаще различные финансовые институты предлагают схожие продукты одним и тем же клиентам. Действительно, если взглянуть на бухгалтерские балансы, перечень операций и источники денежных ресурсов крупных оптовых финансовых институтов, то не без труда можно определить, какие из них являются банками, а какие — инвестиционными компаниями или страховыми организациями. Полагаю, что в Украине отличить баланс банка от баланса кредитного союза, а баланс страховой компании — от инвестиционного фонда запросто сможет даже первокурсник любого экономического вуза.

При этом, например, такой авторитетный орган, как Международная организация комиссий по ценным бумагам, как и ряд других организаций, не разделяют взглядов Международного валютного фонда относительно эффективной концепции регулирования и надзора за банковскими и финансовыми рынками.

Отечественные реалии

Совершенно очевидно, что даже для постановки вопроса о мегарегуляторе как о возможном решении проблемы в Украине должна быть достигнута высокая степень зрелости финансового рынка, должны вырасти крупные и, главное, диверсифицированные финансовые институты и группы, существование которых позволит ставить вопрос о переходе от преимущественно функционального принципа к секторному, после этого — к кросс-секторному и уж только потом речь может идти о создании мегарегулятора.

В нашей стране с ее мелкими и разобщенными финансовыми институтами, имеющими крайне низкую капитализацию, создание мегарегулятора не просто преждевременно. Принимая во внимание слабость ресурсов государства, существование функциональных органов, отвечающих за конкретные сегменты и отрасли финансового рынка (Госфинуслуг, Комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку, Госфинмониторинг), является исключительно важным, так как это создает возможность направленного внимания и целевых действий, способствующих развитию курируемых отраслей: банков, страховых и инвестиционных компаний, институтов пенсионного обеспечения, структур коллективного инвестирования. Нет сомнений, если укрупнить отраслевые регуляторы, то немедленно будет резко сокращен объем усилий, относящихся к каждой финансовой отрасли. Для формирования мегарегулятора нет экономической базы. Финансовый рынок раздроблен и не сегментирован, по большому счету, отсутствует его четкая специализация, он основан на небольших даже по восточноевропейским меркам структурах, которым в обозримом будущем вряд ли удастся вырасти в более диверсифицированный и крупный бизнес. Финансовые продукты и деятельность украинских финансовых институтов имеют упрощенную структуру.

Фактически не существует хотя бы одной группы или финансового конгломерата, которые занимали бы доминирующее положение в нескольких секторах рынка и представляли собой универсальный бизнес со сколько-нибудь сложной системой. К тому же в настоящее время функциональным регуляторам еще предстоит вырастить из своих подопечных крупные компании, которые на основе реорганизаций, приобретений, слияний и поглощений станут занимать ощутимые доли на соседствующих рынках финансовых продуктов. В защиту своей точки зрения приведу и сугубо эмоциональный аргумент: если даже при распределении зон ответственности отечественным функциональным регуляторам не удалось в полной мере навести порядок и эффективно контролировать своих подопечных, то тем слабее будет регулирующее воздействие и тем более негативным окажется в украинских реалиях кумулятивный эффект при смешении ответственности.

Напрашивается вопрос к инициаторам слияния: неужели в настоящее время на рынке больше нечем заниматься, кроме как педалировать реформу с весьма сомнительными последствиями? В наших условиях — при дефиците грамотных кадров и неудовлетворительном финансировании — слияние ведомств вызовет скорее ослабление регулирования отдельных участков рынка, а ресурсы, поступившие в распоряжение вновь созданного ведомства, будут меньше, чем суммы, находившиеся в распоряжении функциональных регуляторов. Ожидаемая нехватка ресурсов при централизации управления не позволит макрорегулятору с должным вниманием заниматься развитием каждого отдельного сектора финансового рынка, что абсолютно недопустимо для украинского рынка.

Реорганизация неизбежно вызовет кадровую миграцию, длительность которой запросто может растянуться на пару-тройку лет, что приведет к ослаблению управляемости, перетряске штатов, структур и полномочий, конфликтам около них, превалированию текущих организационных задач над перспективными, следствием чего станет замедление развития рынка. Будет практически невозможно преодолеть дублирование функций и четко разделить сферы ответственности. В таких условиях неизбежно произойдет нарастание системных рисков, в любой момент готовых привести к кризису. Стоит напомнить и о создании новой нормативно-правовой базы, от перспектив и предвкушаемых реалий процесса производства которой любой относительно здравомыслящий читатель схватится за голову.

Вместо послесловия

Отдельно стоит сказать о попытках вывести банковский пруденциальный надзор из-под юрисдикции Национального банка. С точки зрения автора, подобная идея не выдерживает ни малейшей критики. Хотя бы потому, что аппарат НБУ объективно более квалифицирован, да и более мотивирован в своей деятельности, в том числе за счет более широких возможностей для обучения. А если принять во внимание перспективу предстоящей модернизации банковской отчетности в связи с переходом на международные стандарты финансовой отчетности и необходимость приведения надзорных функций в соответствие со второй редакцией требований Базельского комитета, то выведение системы надзора за коммерческими банками из-под влияния Нацбанка было бы совершенно неоправданно и безответственно.

Нет ничего хуже подмены процесса развития организационными изменениями, масштабными преобразованиями структур управления, не вызванными объективными потребностями. В завершение приведу слова Говарда Дэвиса, главы финансового мегарегулятора Великобритании: "В Соединенном Королевстве решили, что создание макрорегулятора имеет смысл на наших очень открытых рынках. Но если рассмотреть мировую практику, то можно увидеть очень много различных моделей регулирования, относительно которых ясно, что они хорошо работают в странах с различными типами финансового рынка и политическими структурами общества.

Тот факт, что в Европе существует почти столько же моделей регулирования финансовых рынков, сколько стран — членов ЕС, говорит сам за себя. Но при этом абсолютно невозможно утверждать, что одна и та же модель будет безусловно правильной для каждой страны".

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Валюта Кредит&Депозит
Все, что мы знаем про:НБУ
Рейтинг популярности материала «Стоит ли забирать банковский пруденциальный надзор у НБУ и вводить его в мегарегулятор?» на Finance.UA - 2.0
В Контексте Finance.UA