Директор ЕБРР в Украине: «Наличие Китая среди акционеров ЕБРР выгодно Украине»


Директор ЕБРР в Украине: «Наличие Китая среди акционеров ЕБРР выгодно Украине»

Европейский банк реконструкции и развития остается одним из стабильных доноров и международных партнеров Украины. Только за 2015 год объем инвестиций в ее экономику со стороны этого учреждения составил около 1 млрд евро. В интервью с директором ЕБРР в Украине Шевки Аджунером Forbes говорил об участии организации в корпоратизации и приватизации государственных предприятий, работе офиса бизнес‑омбудсмена и других важных инициативах ЕБРР.

– Какие основные уроки преподнес Украине и связанным с ней организациям 2015 год?

– Ничто не стоит воспринимать как данность. Реформы, которые проводятся в стране, требуют максимального и постоянного внимания политиков. Если политики начинают заниматься популизмом и отвлекаться от своей основной деятельности, то украинцы замечают это и сразу ставят на вид. Мы видели ряд попыток отклониться от того курса, который Украина выбрала для себя, и реакция была незамедлительной как внутри страны, так и со стороны международного сообщества.

– Украина сегодня может выиграть на европейских рынках?

– Чтобы можно было говорить об успехах украинских товаров на европейских рынках, необходимо, чтобы товары прежде всего были качественными. Важно развиваться, не стоять на месте, постоянно совершенствоваться и, возможно, находить партнеров, которые уже работают в еврозоне, чтобы с их помощью выходить на этот рынок.

– А с чем связаны ваши основные надежды в этом году?

– С тем, что фискальная стабильность, которая с таким трудом была достигнута в 2015‑м, должна трансформироваться в экономический рост. Есть надежды, что на востоке страны установится долгосрочный мир. В свою очередь это приведет к тому, что Украина будет полноправно контролировать границы, обеспечит территориальную целостность, как это предусмотрено Минскими соглашениями.

Третий блок ожиданий связан с реформами. Это реформы, которые относятся к верховенству права, реформированию госпредприятий. Мы ожидаем, что совокупность реформ позволит добиться большей интеграции Украины в ЕС. Я говорю не о надеждах, а о реальных перспективах, и если не сворачивать с пути, то сказанное мной – это не просто ожидания или намерения, а дорога, по которой страна осознанно пойдет в будущее.

– Какие наиболее важные инициативы сегодня поддерживает ЕБРР в Украине?

– Из мультидонорского фонда акционеров ЕБРР объемом 12 млн евро финансируется целый ряд начинаний. Прежде всего это офис бизнес‑омбудсмена, который призван улучшить регуляторное и административное положение бизнеса. Также этот офис занимается противодействием коррупции.

Есть Национальный совет реформ. Он предоставляет поддержку различным министерствам и ведомствам в таких вопросах, как координация реформ, которые были одобрены и внедряются на высшем уровне – Кабинета министров.

Важным направлением является работа по госзакупкам товаров и услуг, чтобы привести их в соответствие со стандартами ВТО. Это уже удалось сделать. Также происходит переход на электронную платформу торгов. Мы много работаем над реформами в сельхозсекторе, фармацевтике, где занимаемся лицензированием медикаментов в соответствии с требованиями ЕС. В сфере энергетики наиболее важным нашим проектом является работа с НАК «Нафтогаз Украины», которая получает значительные ресурсы от ЕБРР. В частности, был внедрен план корпоративного управления компанией.

В финансовом секторе мы проводим работу с конкретными финучреждениями, включая вхождение в их капитал.

– Когда вы ожидаете эффекта от мероприятий, в которых ЕБРР принимает участие?

– Наша работа направлена на трансформацию как таковую. Такие вещи, как противодействие коррупции, подразумевают постоянную долгосрочную работу. Быстрых побед или быстрого достижения целей вряд ли стоит ожидать. Это можно сказать и о реформе госпредприятий. Здесь важна не скорость, не количество, а качество. И Евросоюз, и ЕБРР, и другие доноры готовы участвовать в процессах трансформации на долгосрочной основе.

– Какой видите роль ЕБРР в корпоратизации и приватизации госпредприятий?

– Мы вплотную задействованы в этом процессе. Сейчас роль ЕБРР заключается в том, что мы выступаем в качестве эксперта, советника в вопросах приватизации госпредприятий. Речь идет о фундаментальных принципах, на которых должны строиться процессы приватизации и корпоратизации.

Важно, как пройдет индивидуальная приватизация предприятий. Как известно, правительство составило список подобных компаний, есть соответствующая программа. И мы готовы участвовать в ней в качестве консультанта, работая с правительством, инвесторами, а также готовы участвовать финансово – входить в состав акционеров компаний, которые будут приватизироваться.

Нас интересуют партнеры, инвесторы, которые придут в Украину во время приватизации. И наша задача – обеспечить максимальную прозрачность процесса, сделать его эффективным и привлечь настоящие, полноценные инвестиции в экономику.

– Правильно ли называть ЕБРР провайдером инвестиций в Украину?

– Да, это корректно. Мы традиционно активно работаем: и в 2014‑м, и 2015‑м мы вкладывали в экономику Украины более чем по 1 млрд евро. И наши ожидания связаны с такими же объемами инвестиций.

– Есть ли у ЕБРР рецепт, как сделать грядущую приватизацию более справедливой по отношению к народу?

– Сама процедура участия в процессе приватизации должна стать максимально прозрачной, а компании, допускаемые к этому процессу, должны быть не из круга избранных, а из широкого круга желающих. Необходимо, чтобы оценка базировалась на их профессиональных качествах. У компании должны быть понятные стратегические цели, направленные на развитие предприятия, и органическая связь с процессами этой индустрии в Украине и мире.

– Вы рекомендовали в перспективе провести IPO госпредприятий в Лондоне или Франкфурте?

– Вопрос в том, может ли пройти IPO на бирже для увеличения капитала компании. Стратегия, выбранная правительством Украины, в данный момент не предусматривает размещения акций госкомпаний на биржах. Сейчас не подходящий для этого момент, и ЕБРР эту позицию разделяет.

– Насколько у ЕБРР богатый опыт в реализации таких проектов, как создание офиса бизнес‑омбудсмена?

– Исторически опыта работы по созданию института бизнес‑омбудсмена у нас не было. Но то, что реализуется в Украине, настолько удачно, что мы видим спрос на подобную деятельность со стороны ряда стран. Руководствуясь накопленным опытом, мы можем реплицировать эту инициативу на Кавказ, Балканы, Казахстан и другие страны. Это удачный пример реформистского движения в Украине.

– Что произойдет с институтом бизнес‑омбудсмена, когда закончится финансирование со стороны ЕБРР и других грантодателей?

– Дотационная схема функционирования офиса бизнес‑омбудсмена не будет вечной. Она рассчитана на определенный период времени. Мы ожидаем, что украинский бизнес, увидев преимущества такой организации, будет поддерживать омбудсмена финансово.

– В январе 2016 года членом вашей организации стал Китай. Как это может повлиять на планы и развитие ЕБРР?

– Наличие Китая среди акционеров ЕБРР выгодно Украине, потому что благодаря этому КНР будет лучше понимать Украину, и наоборот. Наша организация, как любой другой живой организм, старается развиваться. Мы находимся в состоянии постоянных изменений, и эти изменения очень важны для того, чтобы ЕБРР оставался актуальным партнером для клиентов и стран, с которыми он работает.

Маргарита Ормоцадзе

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Казна и Политика
Смотри также
Рейтинг популярности материала «Директор ЕБРР в Украине: «Наличие Китая среди акционеров ЕБРР выгодно Украине»» на Finance.UA - 2.2
В Контексте Finance.UA
Новости партнеров