Полицейская эпидемия: депутаты предлагают ликвидировать налоговую милицию


Полицейская эпидемия: депутаты предлагают ликвидировать налоговую милицию

_ На прошлой неделе в Верховной Раде Украины был зарегистрирован законопроект №4239 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно создания Финансовой полиции», которым предлагается ликвидировать налоговую милицию и создать отдельное подразделение вне Государственной фискальной службы, подчиненное Министерству финансов Украины. Насколько такая конфигурация фискальных органов будет работоспособной и сможет ли решить проблемы уклонения от налогов и наличия в системе коррупционных схем._

Вопрос о создании финансовой полиции в Украине начал обсуждаться достаточно давно. В частности, как указано в пояснительной записке к законопроекту, еще 8 апреля 2008 года указом президента была утверждена концепция реформирования криминальной юстиции, согласно которой налоговая милиция должна быть отделена от Государственной фискальной службы и реорганизована в самостоятельный орган криминальной юстиции в системе Министерства финансов.

С тех пор сама ГФС пережила несколько реорганизаций, которые, впрочем, не особо улучшили имидж этой структуры. «Налоговая милиция настолько испортила мнение общества о себе, что любые законодательные инициативы, направленные на убиение этой структуры в том виде, в котором она пребывает, будут восприниматься с радостью и надеждой на что-то лучшее. Вряд ли каждый из нас легко вспомнит событие, связанное с налоговой милицией, после которого ее представителям захочется сказать «спасибо!» – говорит управляющий партнер ЮК «Правозащита Украина» Герман Таслицкий.

Более того, у экспертов вызывает множество вопросов излишняя милитаризация нынешней налоговой милиции. «Есть налоговая милиция, которая по сути является силовым милитаризированным органом – люди с автоматами, которые приезжают и кладут людей лицом в пол. В принципе, налоговой службе, теоретически, это вообще не нужно, потому что, если им требуется осуществить такой выезд, с ними должны ехать силовые подразделения милиции», – считает экономист Павел Кухта. По его мнению, в условиях распространения коррупции каждый из органов боролся за то, чтобы иметь в распоряжении «своих силовиков» и не зависеть от милиции. «Обосновывалось это тем, что милицию «купят» – и она не поедет. А по факту все выливается в то, что сами налоговики становятся силовой рукой в коррупционном деянии», – констатирует эксперт.

«Оцифрованная» борьба

Авторами нынешнего законопроекта выступили депутаты из большинства коалиционных фракций – в частности, представители объединения «Самопоміч», «Народного Фронта», БПП и РПЛ. Свою идею парламентарии подкрепили интересной статистикой. Так, на начало 2014 года в работе у следователей налоговой милиции находилось 2625 незаконченных уголовных дел, и в течение года они начали расследование еще по 8357 делам. Но в результате, по итогам 2014-го, 3497 дел было закрыто ввиду отсутствия уголовного правонарушения.

По данным ГПУ, на которые ссылаются депутаты, в 2015 году на учете в органах налоговой милиции состояло 1717 уголовных дел по умышленному уклонению от уплаты налогов, но сообщения о подозрении были вручены лишь в 175 случаях, а в суд с обвинительным заключением было передано только 50 дел; еще 70 – были переданы с ходатайством об освобождении от уголовной ответственности.

В пояснительной записке также приводится статистика судов первой инстанции. По ней за уклонение от уплаты налогов было осуждено 52 человека, и при этом ни одного – за преступление в составе организованной группы; еще в 25 делах фигуранты были оправданы.

Помимо этого, депутаты привели данные ГФС: в 2014 году судами было рассмотрено более 118 000 дел с участием органов фискальной службы, при этом сумма обжалованных налоговых претензий составила 135,3 млрд грн, а в пользу налогоплательщиков было вынесено 76,4% решений. Всего по результатам рассмотрения судебных споров в 2014-м в бюджет поступило 3,6 млрд грн.

В прошлом году по начатым досудебным расследованиям в бюджет было взыскано убытков на сумму 520,6 млн грн, в то же время затраты на содержание налоговой милиции составили 553,7 млн грн. «Таким образом, видно, что затраты государства на содержание 5437 сотрудников налоговой милиции превышают экономический эффект от их деятельности», – указывают депутаты.

Разрыв цепи

Соответственно, идея реорганизация службы выглядит логичной. Другое дело – как именно она будет реализована. «Авторы законопроекта в качестве основной причины предлагаемой реформы называют низкую эффективность работы налоговой милиции. Однако будет ли финансовая полиция работать более эффективно – далеко не факт. Выделение финансовой полиции из структуры ГФС может ослабить коммуникацию между ею и налоговиками, тем более, что финансовая полиция будет использовать материалы налоговых проверок в своей работе», – говорит аналитик UniCredit Bank Андрей Приходько.

Функционал финансовой полиции, по идее, должен существенно отличаться от того, которым пользуется нынешняя налоговая милиция. И переходной период может оказаться затяжным. «Передача [этого подразделения] под руководство Минфина предполагает, что это будут люди, занимающиеся аналитикой. Налоговая служба будет заниматься сбором налога, а вылавливать криминал – служба расследований, аналитическим путем. Теоретически, это правильное направление движения, но внятной концепции, как это будет работать, ни у кого нет. Есть идея, что нужно убрать эту милицию и заменить чем-то. Скорее всего, ее удастся ликвидировать или сильно ограничить [в правах]», – говорит Кухта. Однако, по его словам, созданию новой структуры должна предшествовать экспертиза внешних наблюдателей.

«Создание нового независимого органа вместо подразделения ГФС, безусловно, сократит расходы ГФС, но увеличит общие расходы государства примерно на ту же сумму. При этом на время переходного периода и передачи полномочий от налоговой милиции к финансовой полиции возникнет на некоторое время вакуум, когда налоговая милиция уже не будет иметь права выполнять свои обязанности, а финансовая полиция еще не сможет их выполнять», – предостерегает Приходько.

Бизнесу полегчает?

Некоторые эксперты видят в реорганизации ГФС возможности для улучшения условий работы бизнеса. «Начав изучать законопроект, я интуитивно стал его сравнивать с Разделом XVIII-2 Налогового кодекса «Налоговая милиция». И сразу натолкнулся на ощутимую разницу в заданиях финансовой полиции и налоговой милиции. Согласно ст. 4 законопроекта, среди заданий финансовой полиции отсутствует контроль за соблюдением налогового законодательства. Поэтому, с некоторой осторожностью, я бы предположил, что налогоплательщики Украины имеют все шансы «лишиться» общения с представителями налоговой милиции», – говорит Таслицкий.

Помимо этого, по его мнению, позитивом также является то, что финансовая полиция выводится из структуры ГФС. Таким образом, наполнение бюджета не будет висеть над ними, как дамоклов меч. «Я надеюсь, это даст возможность представителям финансовой полиции сосредоточиться исключительно на предотвращении преступлений в сфере использования финансовых ресурсов государства и его экономической безопасности», – указывает Таслицкий.

В то же время определенный скептицизм вызывает то, что де-факто руководство страны борется с конвертационными центрами лишь на словах: силовые органы зачастую сориентированы только на то, чтобы убирать с рынка конвертации «партизанов», которые работают без чиновников-покровителей. «На сегодня они «запрограммированы» зарабатывать деньги себе и начальству, действовать в своих интересах и принуждать провинившихся выплатить деньги силой», – говорит один из участников финансового рынка на правах анонимности. Более того, за последние годы много говорилось и о реформе самой ГФС, но услышать от предпринимателей позитив об этой службе можно крайне редко.

Более того, в нынешние условия ведения бизнеса, созданные государством, вряд ли впишется концепция работы ведомства, построенного по западным стандартам. «Понятно, что основной целью можно считать привлечение людей не с накачанными мышцами, а с накачанными мозгами. Финансовая полиция должна превратиться из команды в масках, специализирующейся на погоне за ЧП, в ведомство, которое анализирует счета, чеки и интернет. Но пока бизнес будет работать так, как сейчас, никакой финансовой полиции не получится. Пока будут перевозить кэш в чемоданах, нужен соответствующий инструмент управления – люди в масках», – подчеркивает собеседник Forbes.

Александр Моисеенко, Ольга Левкович

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Казна и Политика
Смотри также
Весь рынок:Казна и Политика
Все, что мы знаем про:Фискальная служба
Рейтинг популярности материала «Полицейская эпидемия: депутаты предлагают ликвидировать налоговую милицию» на Finance.UA - 2.2
В Контексте Finance.UA