Слить и скромно поглотить


Слить и скромно поглотить

В октябре западные обозреватели отмечали, что 2014 год может оказаться рекордным для мирового рынка слияний и поглощений в двух аспектах. С одной стороны, ожидается наибольшее количество сорванных сделок M&A в период с 2008 года. С другой — эта сфера по денежным показателям может зафиксировать пиковое значение за все время после финансового кризиса.

По данным Thomson Reuters, за девять месяцев 2014 года объем сделок по слияниям и поглощениям в целом по миру составил $2,66 триллиона — на 60% больше, чем за тот же период 2013 года.

Формализация прошлого

Украинские промышленные M&A укладываются лишь в первый из означенных трендов. В 2014 году в ГМК страны, по сути, закрыта лишь одна заметная сделка — в части партнерства группы «Метинвест» Рината Ахметова и Вадима Новинского с Black Iron. Канадская компания владела лицензиями на два месторождения железной руды в Украине, но не располагала достаточными средствами на их разработку. Создание горно-обогатительного комбината (ГОКа) годовой производительностью 9,9 млн. т концентрата на одном из ее месторождений — Шимановском — требует вложения порядка $1,1 млрд.

Весной 2011 года Black Iron сумела привлечь $37 млн. посредством IPO на Торонтской бирже. Позже канадцы начали поиски соинвестора среди действующих игроков ГМК. Таковой нашелся в лице «Метинвеста», с которым в прошлом году заключили соглашение о вхождении в капитал проекта на уровне 49% акций за $20 млн. Последний транш в $5 млн. из этой суммы и был уплачен в середине минувшего лета.

С группой Ахметова и Новинского связано еще одно летнее «закрытие», которое формально тоже относится к M&A. В том же июле компании бизнесменов — «СКМ» и «Смарт-холдинг» — завершили сделку по объединению своих профильных активов в рамках Metinvest B.V. Под контроль последнего со стороны «Смарта» были переданы свыше 46% акций Южного ГОКа (около половины его уставного капитала принадлежит структурам Романа Абрамовича, совладельца российской Evraz).

Сделка по ЮГОКу завершает еще более продолжительную корпоративную историю. Свое начало она ведет с 2007 года, когда олигархи объявили о слиянии ряда предприятий в одну группу.

А вот с новыми M&A в украинской промышленности в нынешнем году не заладилось. Российский «Мечел» Игоря Зюзина весь прошлый год и первую половину текущего года активно искал покупателя на Донецкий электрометаллургический завод (ДЭМЗ). К началу августа продать предприятие так и не смогли. Хотя эта сделка вовсе не помешала бы группе Зюзина, оказавшейся на грани банкротства из-за огромных долгов (порядка $7 млрд. на конец ноября). Да и сам Донецкий ЭМЗ с начала года простаивает.

Инвестиционный штиль

Пример с донецким предприятием имеет косвенное отношение к той корпоративной сделке, которую один из игроков нашего ГМК все же сумел осуществить в 2014 году. Пусть и за пределами Украины. В сентябре металлоломная «КВВ Групп» зашла на латвийский Liepаjas Metalurgs, подписав с администратором по банкротству этого завода соглашение о его приобретении за 107 млн. евро. А ведь еще в конце 2013 года «КВВ Групп», как сообщали тогда несколько источников, значилась чуть ли не новым фактическим владельцем ДЭМЗ.

«Собственники украинских промышленных активов либо не заинтересованы в их продаже из-за низкой стоимости, либо не могут найти покупателя, — считает аналитик «CASE Украина» Евгений Дубогрыз. — Завод в зоне боевых действий не стоит ничего».

Страновые риски в целом существенно снижают возможную цену предприятий горно-металлургического комплекса. Это актуально даже для компаний, которые далеки от зоны военного конфликта. Показатель EV/EBITDA наших компаний, чьи акции торгуются на иностранных биржах, за минувший год снизился в разы. «Например, у Ferrexpo Константина Жеваго этот мультипликатор год назад составлял 5, сейчас — около 2. В то же время для австралийских или бразильских производителей руды показатель почти не изменился», — отмечает Евгений Дубогрыз.

Эксперт говорит, что потенциальные инвесторы готовы вкладывать средства в любые иные сектора украинской экономики, например в IT, но никак не в ГМК. В ситуации, когда снижаются цены на коммодитиз (основные сырьевые товары), сложно найти желающих на существующие мощности или стартапы в металлургии либо добывающей индустрии. В самом деле, цена на нефть в мире с начала года упала более чем на треть, а железорудное сырье с января подешевело почти на 50%. «Зарубежные инвесторы в основном заинтересованы в агросекторе. Их мало интересует промышленность, учитывая, что она наиболее пострадала от событий на востоке Украины», — соглашается старший аналитик «Арт Капитала» Алексей Андрейченко.

Слитый год

В отличие от аграриев отечественные промышленники не смогут рассчитывать на крупные внешние инвестиции и в 2015 году. Даже если военный конфликт на востоке государства в следующем году будет урегулирован. Для активизации сделок по слияниям и поглощениям в индустриальном секторе, по мнению аналитика Eavex Capital Ивана Дзвинки, обязательно выполнение еще одного важного условия: необходим прогресс реформ, включая борьбу с коррупцией и детенизацию экономики.

В сообществе инвестиционных экспертов CFA Society Ukraine прямо заявляют: в ожидании экономических реформ иностранные инвесторы готовы зарезервировать финресурс для нашей страны. Однако на срок, не превышающий полгода. Не меньше времени потребуется на процедурные моменты в связи с M&A, дополняют наши собеседники. «Даже в самом идеальном случае сделок M&A (не путать с распродажей за долги) в металлургии не будет до начала 2016 года», — считает Евгений Дубогрыз.

А в наступающем году, похоже, произойдет окончательное первичное перераспределение собственности в энергетике, химпроме и тяжелом машиностроении Украины. Далеко не все привлекательные активы в этих отраслях в прежние годы перешли под юридический контроль частного капитала.

Сергей Кукин

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Рейтинг популярности материала «Слить и скромно поглотить» на Finance.UA - 2.2
В Контексте Finance.UA