На те же грабли


На те же грабли

Говорят, что в мутной воде и рыбу легче ловить. Предвыборный период в нашей стране традиционно считается такой вот "мутной водой". И приватизация в этот период идет по особым неписаным правилам. Чем отличается "предвыборная" приватизация 2007 года от приватизации образца-2004?

Валентина Семенюк любит советскую киноклассику и даже использует ее с пользой для дела. "Все украдено до меня - о чем можно говорить?" - фразой из гайдаевской "Операция "Ы" отреагировала глава Фонда госимущества на прогнозируемые в бюджете-2008 приватизационные поступления в объеме восьми миллиардов гривен. Валентину Петровну можно заподозрить в лукавстве: масштабы и объемы нынешнего витка приватизации отнюдь не уступают масштабам прежних лет. А вот методы...

В свое время коллега Семенюк, экс-министр приватизации Польши Януш Левандовский как-то сказал, что "приватизация - это продажа предприятия, которым никто не владеет и цену которому никто не знает".

С тех пор деньги, конечно, у потенциальных покупателей появились. Но первые два тезиса в Украине стопроцентно верны. Накануне выборов слабая власть не в состоянии не то что удерживать госсобственность под своим контролем, но даже обеспечить видимость соблюдения хоть какой-то процедуры, в том числе и по определению справедливой цены продажи. Новые (или потенциальные) собственники крупных промышленных объектов и лояльные к ним чиновники рискуют - призрак реприватизации может вернуться в Украину.

Раньше было больше

Отличие приватизации образца 2004 года и нынешней - в объеме официальных продаж госимущества. Тот год стал рекордным по количеству приватизированных "голубых фишек". Из сорока проданных крупных пакетов средних и больших предприятий восемнадцать принадлежали группе "Г". Удалось заработать в бюджет рекордную на то время сумму - 9,5 млрд. грн.

При этом считается, что большинство объектов были проданы значительно ниже их реальной стоимости. Если в 2004 году за "Криворожсталь" выручили всего 4,29 млрд. грн., то через год предприятие было повторно продано в двадцать раз дороже - за 24,2 млрд. грн. Звучали заявления политиков и экспертов рынка, что за "Укррудпром" недоплатили 1,5 млрд. грн., за днепропетровский рынок "Озерка", за ДМК им. Дзержинского...

В этом году от продажи госимущества государство ожидало получить 10,5 млрд. грн. Вместе с тем широкомасштабной приватизации привлекательных объектов не планировалось, в списках на разгосударствление фигурировали в основном неликвиды. "Сделать" план могла продажа всего двух объектов, которые не успели продать перед президентскими выборами-2004 из-за разгоревшихся скандалов - ОАО "Укртелеком" и Одесского припортового завода.

Но эти объекты опять "не пошли". По "Укртелекому" у властных структур разошлись взгляды относительно способа продажи. Попытки ФГИ реализовать на фондовой бирже мелкие пакеты акций были саботированы. Конкурс по продаже ОПЗ лично решил приостановить президент Виктор Ющенко.

Тем не менее передел собственности в стране не только продолжается, но и набирает темпы. "Имущество имеет свойство "перетекать" от неэффективного собственника к эффективному - это суть экономического процесса. И если это не произойдет законным путем, значит "уйдет" незаконным", - считает директор Международного института приватизации, собственности и инвестиций Александр Рябченко.

Около двух миллиардов гривен могло поступить за 30% "Днепрэнерго" в случае продажи энергокомпании на открытом конкурсе. Но согласно схеме обмена "долгов на акции" компания "СКМ" увеличила долю в "Днепрэнерго" с 8 до 39,7%, а госбюджет не получил ничего. Правда, покупатель деньги заплатит, но уже по другим статьям и с выгодой для своего бизнеса: он обязался погасить долги компании в размере 1 млрд. грн. и столько же пообещал инвестировать.

Мимо приватизации "утекает" нынче имущество столичных предприятий. В частности, завода "Большевик", Киевского мотоциклетного завода. Смена собственности началась в крупнейшем строительном холдинге "Киевгорстрой", ожидается она и на известном долгострое КГОКОРе.

Отдам объект в надежные руки Отличается, по сравнению с 2004 годом, и способ определения покупателя. За каждым объявленным в 2004 году конкурсом угадывался конкретный покупатель. По тому, как формировались дополнительные условия продажи, можно было с точностью сказать, кто купит данный объект. В то время Фонд госимущества был ориентирован на быструю и дешевую продажу госсобственности приближенным к власти структурам и предпринимателям. Тем более это было актуальным в условиях усиливающейся оппозиции и возможной смены режима.

Из восемнадцати крупных предприятий, проданных в 2004 году, тринадцать были приобретены четырьмя ФПГ, в том числе семь - "Систем Кэпитал Менеджмент". Лакомые куски от приватизационного пирога удалось отхватить также группам "Приват", "Интерпайп", "Индустриальный союз Донбасса".

То, что продажа стратегических объектов проводилась исключительно среди отечественных инвесторов, руководство ФГИУ объясняло тем, что "иностранные инвесторы до президентских выборов вообще могут не прийти, напуганные к тому же популистскими заявлениями отдельных политиков о запуске механизма конвейерной реприватизации". Поэтому в 2004 году именно "своим" инвесторам удалось пополнить активы флагманом металлургии ОАО "Криворожсталь", ГХК "Павлоградуголь", ОАО "Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинского", предприятиями ГАК "Укррудпром".

Сейчас ситуация несколько изменилась. Нельзя сказать, что приватизация стала прозрачнее - конкурсы по "Лугансктепловозу", Комсомольскому рудоуправлению свидетельствуют об обратном: те же допусловия, те же адресные продажи. Появились дополнительные требования и в первом варианте конкурсных условий по Одесскому припортовому заводу - инвестор должен был иметь доступ к поставкам газа. Но на правительственном уровне это уже не прошло. Такое требование сразу истолковали как написанное под конкретного покупателя.

Вместе с тем и сегодня в большинстве случаев непонятно, кто стоит за, казалось бы, прозрачными продажами. Например, эксперты затрудняются сказать наверняка, в чьи руки попало ОАО "Запорожский завод полупроводников" и кто стоит за фирмой "Силикон", заплатившей за него вполне конкурентные 204, 9 млн. грн. Или кто так настойчиво стремится скупить земли "Большевика", Киевского мотоциклетного завода и других столичных предприятий. Как и то, кто же реально претендует на "Киевгорстрой", пролоббировав идею приватизации холдинга. Называют несколько серьезных претендентов на эту компанию: мэра Киева Черновецкого, президента "Киевгорстроя" Поляченко, собственника пакета акций "Киевгорстрой-1" депутата Горбаля, миллиардера Рината Ахметова еще ряд российских и отечественных инвесторов.

Что касается "Большевика", чьи корпуса недавно были выставлены на продажу на аукционе, то эксперты считают, что в скором времени завод (точнее земля, на котором он находится) будет потерян для государства безвозвратно. Валентина Семенюк утверждает, что ей удалось предотвратить "растягивание" промышленного гиганта - она не подписала акты продажи корпусов завода на бирже. Однако процесс уже начался. Предприятие все равно продадут, уверены специалисты, но оно уже не будет стоить тех денег, которые можно было бы за него выручить. Пока же от "Большевика", находящегося в списке предприятий, не подлежащих приватизации, откусывают по кусочку: на месте бывших цехов уже располагаются супермаркеты и везде полным ходом идет строительство.

"Любой легитимный процесс лучше нелегитимного", - часто говорит президент украинского Центра экономического развития Александр Пасхавер. "Семенюк не дает возможности имуществу "двигаться прозрачно", но оно все равно уходит, только окольными путями", - считает Александр Рябченко. По его мнению, куда правильнее было бы уже сейчас (если не вчера) реструктуризировать и приватизировать "Большевик", возможно, поставив перед инвестором условие выноса производства за черту города. В этом случае удалось бы не только пополнить госбюджет за счет продажи объекта с землей (завод расположен на 50 га почти в центре Киева, а реальная цена за квадратный метр подобных объектов сегодня составляет $1000-1300), но и определить назначение огромного земельного участка.

Без центра власти

Третье и, пожалуй, наиболее весомое отличие 2004-го и 2007-го - это позиция руководства государства. Специалисты уверены, что предвыборная "распродажа" 2004 года удалась только благодаря наличию единого "центра управления страной" - президента, указы которого выполнялись безоговорочно. Герои 2004 года - президент Украины Леонид Кучма, премьер-министр Виктор Янукович и глава ФГИ Михаил Чечетов - действовали в унисон и преследовали одни цели. Поэтому и на подготовку крупных предприятий к продаже уходило всего несколько месяцев. Например, только в начале года было принято решение о приватизации "Криворожстали", как, несмотря на вопросы - зачем же продавать прибыльное предприятие? - уже в июне жемчужина металлургии имела новых собственников.

В нынешнем году досрочные парламентские выборы грянули как гром с ясного неба и катализатором приватизационных процессов не стали. Президент, премьер и глава ФГИ находятся по разные стороны баррикад: у них разные цели и видение процессов разгосударствления. У президента сегодня нет полномочий решать кадровые вопросы, активно влиять на приватизацию. Эти полномочия у правительства и парламента. Поэтому Виктору Ющенко остается критиковать вялотекущую продажу госсобственности и отдельные конкурсы, "дискредитирующие страну".

Премьер-министр на удивление долго молчал. Выступить на тему приватизации его заставил конфликт вокруг продажи "Лугансктепловоза" россиянам, после чего он заявил, что никакого пересмотра приватизации не будет - дескать, с реприватизацией в стране покончено навсегда.

В свою очередь, глава ФГИ, находясь между двух огней, гнет свою линию. "Утром приватизацию объектов разрешают, вечером - запрещают, а потом еще и критикуют Фонд за невыполнение плана поступления средств", - сетует Валентина Семенюк.

Отсутствие единой вертикали власти в стране, со всеми вытекающими отсюда последствиями, наглядно демонстрирует ситуация, сложившаяся вокруг приватизации ОПЗ. Президент, еще недавно критиковавший ФГИ и правительство за затягивание с продажей этого объекта, после объявления конкурса потребовал его приостановить. Как в этой ситуации быть законопослушной главе ФГИ, как отменить продажу предприятия, за которым уже выстроилась очередь из девяти серьезных претендентов? Послушать президента - значит, сорвать план поступления приватизационных средств (только стартовая цена ОПЗ составляет около $500 млн.), попасть под шквал критики за неэффективную работу, поссориться с правительством, утонуть в жалобах инвесторов, которые уже изыскивают средства на покупку ОПЗ. Или послушать правительство и проигнорировать волю главы государства? Валентина Семенюк решила не торопиться с остановкой приватизации ОПЗ, рассудив, что коль условия конкурса утверждал Кабмин, их ему и отменять. Вот и движется нынче приватизация в неизвестном направлении: вялотекущие официальные продажи перемежаются с громкой "теневой" сменой собственности на привлекательных объектах. При наличии четкой вертикали власти в стране тоже воровали, считают эксперты, но "централизованно", а значит - меньше.

На эти грабли мы уже наступали

Предвыборная "распродажа" перед президентскими выборами вылилась в подпортившую имидж страны политику реприватизации. Станет ли ее отсутствие четвертым отличием нынешнего предвыборного разгосударствления собственности?

Три года назад начало реприватизации как политической кампании было обозначено шоковым заявлением премьер-министра Юлии Тимошенко о возможности возврата в госсобственность трех тысяч предприятий, в отношении которых у органов прокуратуры есть информация о нарушениях приватизационного процесса. "Такими и аналогичными заявлениями было создано политическое поле давления, в котором интенсифицировались конфликты вокруг приватизации полутора десятков крупных объектов", - считает Александр Пасхавер.

В итоге этих резонансных дел под государственный контроль были возвращены всего два объекта: меткомбинат "Криворожсталь" и страховая компания "Оранта". По третьему объекту - Никопольскому заводу ферросплавов - процесс так и не завершился. Все эти предприятия в процессе приватизации ("Оранта" после дополнительной эмиссии акций) оказались под контролем Виктора Пинчука - владельца "Интерпайпа", зятя Леонида Кучмы, так что речь шла скорее о политическом подтексте реприватизации.

Тем не менее случаи реприватизации изменили настроения и планы иностранных инвесторов. Отечественные предприниматели неолигархического масштаба тоже могли почувствовать ее дыхание на себе. Попытки провести реприватизацию на местах приобрели массовый характер. Инициаторами подобных исков становились органы прокуратуры, милиции, юридические и физические лица. В отчете о деятельности министерства за первые 100 дней своей работы министр МВД Юрий Луценко сообщил, что в стране возбуждено 1700 дел по нарушениям в процессе приватизации. "Реприватизация начиналась как политический процесс путем применения разнообразных средств политического давления без какого-либо юридического оформления и завершается точно так же - лишь политическими сигналами, снятием политического давления", - говорит Александр Пасхавер.

Однако, по его мнению, такой способ завершения этой кампании чреват как минимум двумя рисками". "Во-первых, мы не можем быть уверены, завершилась ли реприватизация окончательно. Во-вторых, она может возобновиться по разным причинам в любой момент, если власть не примет меры по легитимации приватизации в целом и в особенности индивидуальной приватизации".

Накануне нынешних парламентских выборов напрашивается вопрос: насколько велик риск возобновления процессов реприватизации в стране? Тем более, уже сейчас во всеуслышание называются объекты, проданные "под выборы": ХК "Лугансктепловоз", Комсомольское рудоуправление (условия конкурса были выписаны под конкретного покупателя - ММК им. Ильича), переход в руки Рината Ахметова "Днепрэнерго". "Все эти сделки шиты белыми нитками и при желании их можно оспорить", - уверен народный депутат, экс-председатель Фонда госимущества Александр Бондарь.

К конкурсу по продаже Одесского припортового завода претензии вряд ли возникли бы, считают специалисты. Его условия они называют достаточно прозрачными. Хотя узкое место уже создано - президент велел приостановить конкурс, а правительство игнорирует требования главы государства.

На желании вернуться к процессам реприватизации строят свои предвыборные программы некоторые политики. "К сожалению, сегодня ускоренными темпами продолжается перераспределение стратегического имущества Партией регионов", - заявляет лидер БЮТ Юлия Тимошенко, отметив, что премьер-министр Виктор Янукович за бесценок "отдал большое химическое предприятие "ЛУКОР" в собственность российских бизнесменов". Кроме этого, Тимошенко уже оспаривает законность перехода в руки Рината Ахметова "Днепрэнерго", добавляя, что эта энергокомпания все-таки будет выставлена "на открытый аукцион с необходимыми инвестобязательствами".

Большинство аналитиков на вопрос о реприватизации ответили полушутя: риск не велик - "ничего не продавалось, поэтому и забирать-то будет нечего". Но на это можно рассчитывать, если главный инициатор возврата госсобственности - Юлия Тимошенко - все-таки не попадет в правительство. Есть еще и слабая надежда, что нынешние политики все-таки стали умнее и не будут наступать на те же грабли. Тем не менее от единичных попыток вернуть в госсобственность проданные в нынешнем году предприятия не застрахован никто.

Дина Пархомчук

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Казна и Политика
Все, что мы знаем про:ФГИУ
Рейтинг популярности материала «На те же грабли» на Finance.UA - 2.0
В Контексте Finance.UA